Лесной форум Гринпис

Здесь Вы можете обсудить "лесную" тему, задать вопрос специалистам по лесному хозяйству, лесной экологии, охране лесов.





Начать новую тему Ответить на тему   Список форумов » Новости » События, объявления, публикации
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Автор Сообщение
СообщениеДобавлено: 01 окт 2019, 11:37 
Алексей Ярошенко, руководитель лесного отдела Гринпис

Сообщения: 33770

1 октября 2019 года на заседании Правительства Архангельской области принято решение о создании Двинско-Пинежского государственного природного комплексного (ландшафтного) заказника регионального значения площадью 300420 гектаров. Это результат многолетней работы многих научных и природоохранных организаций: впервые идея создания заказника на этой территории была выдвинута архангельскими учеными в середине 90-х годов прошлого века, в 1999 году Гринпис подготовил первую карту границ малонарушенной лесной территории и провел первые полевые обследования, с 2002 года Гринпис и WWF работали по этой территории совместно. Именно в Двинско-Пинежском междуречье была впервые опробована методика выявления малонарушенных лесных территорий - крупнейших массивов дикой лесной природы, теперь широко используемая по всему миру. Предыдущей редакцией Лесного плана Архангельской области предусматривалось создание заказника на площади 489 тысяч гектаров, но из-за катастрофической истощенности лесных ресурсов региона - их не хватает для выживания даже существующих лесных предприятий - эту площадь пришлось уменьшить. В созданный заказник вошли не все самые ценные участки диких лесов Двинско-Пинежского междуречья, но большинство сохранившихся до наших дней все-таки вошло. Хорошо, что у всех участников истории с созданием заказника и с лесопользованием в центральной части Двинско-Пинежского междуречья хватило мудрости и терпения, чтобы договориться о границах заказника и принять решение, соответствующее этим договоренностям.

Заказник создан для сохранения крупнейшего в равнинной средней (и частично северной) тайге Европы массива диких лесов, не фрагментированного объектами инфраструктуры и в минимальной степени затронутого современной хозяйственной деятельностью. Кроме того, заказник будет сохранять места обитания редких и находящихся под угрозой исчезновения видов растений, животных и иных организмов (на сегодняшний день на территории заказника отмечено больше шестидесяти видов, занесенных в красные книги Российской Федерации и Архангельской области, и это явно далеко не полное их количество), а также среду их обитания. Основную часть территории заказника занимают старовозрастные, то есть развивающиеся без катастрофических внешних воздействий в течение времени жизни более чем одного поколения деревьев, ельники; относительно небольшую площадь занимают березовые, сосновые и лиственничные леса. Около четырех процентов территории заказника приходится на разные типы нелесных экосистем, главным образом болота.

Двинско-Пинежский заказник - четвертая по величине региональная особо охраняемая природная территория в европейской части России (после Приморского заказника в Архангельской области, Понойского заказника в Мурманской области и Илычского заказника в Республике Коми).





Основную часть заказника занимают коренные средне- и северотаежные ельники


Двинско-Пинежский заказник - это не только лес, но и чистейшие ручьи и реки, на которые приходится примерно одна десятая часть всех нерестилищ семги в регионе. Автор фотографий - Татьяна Хакимулина



В диком лесу Двинско-Пинежского междуречья многие поколения деревьев естественным образом постепенно сменяют друг друга - старые деревья, достигая предельного возраста, выпадают, освобождая место в пологе древостоя для более молодых; а их древесина на многие десятки лет становится субстратом для жизни множества видов других живых организмов, а затем - источником мертвого органического вещества почвы.


В конце нулевых леса Двинско-Пинежского междуречья пережили вспышку численности короеда-типографа и волну усыхания старых деревьев ели, в основном вблизи свежих вырубок и лесовозных дорог того времени, но отчасти и в глубине массива. Это ускорило естественный оборот поколений деревьев, привело к появлению отдельных окон и участков распада старых ельников, но сейчас ситуация полностью стабилизировалась, лес естественным образом восстанавливает свою нормальную возрастную и пространственную структуру.



Мозаика снимков Ландсат 2019 года на Двинско-Пинежское междуречье

Мозаика ограничена реками Северная Двина и Пинега, железной дорогой Архангельск-Карпогоры и автомобильной дорогой Двинской-Белореченский. Желтой линией обозначены границы малонарушенной лесной территории в 2000 году, белым пунктиром - границы созданного Двинско-Пинежского заказника. Для просмотра мозаики с хорошим пространственным разрешением (размер файла 15 Мб) нажмите на картинку мышью:




Серьезная проблема: пункт о санрубках в положении о заказнике

Границы и режим созданного заказника соответствуют решениям и соглашениям, которые были достигнуты на встрече Минприроды Архангельской области, арендаторы, WWF и Гринпис 19 апреля 2018 года, за одним серьезным исключением. Исключение состоит в том, что, согласно положению о заказнике, в нем разрешаются рубки лесных насаждений для проведения санитарно-оздоровительных мероприятий. Насколько известно, этот пункт появился на этапе согласования материалов по заказнику с Минприроды России - вероятнее всего, по его, Минприроды, инициативе. И это создает основу для очень серьезных проблем в будущем.

Санитарные рубки в настоящее время представляют собой самый криминализированный вид лесопользования, и фактически в подавляющем большинстве случаев используются не для борьбы с вредителями и болезнями леса, а лишь как инструмент для обхождения запретов и ограничений на коммерческое лесопользование, в том числе в защитных лесах и на особо охраняемых природных территориях. С точки зрения многих российских лесных чиновников, дикий лес по умолчанию является больным и требующим проведения санрубок: во-первых, в нем много хозяйственно ценной древесины, на которой можно заработать, во-вторых, в нем всегда есть значительный текущий отпад и много мертвой древесины (это неизбежное свойство естественной динамики диких лесов), и в-третьих, в них всегда можно найти виды живых организмов, которые при интенсивном лесовыращивании считаются вредителями или болезнями (а в диком лесу это просто элементы естественных экосистем). Понимания, как живет дикий лес, у "санитаров леса" часто нет, или оно быстро исчезает при высоком спросе на хвойную древесину. Прецеденты крупномасштабных псевдо-санитарных рубок были и в Архангельской области, и даже непосредственно в Двинско-Пинежском междуречье в ближайших окрестностях созданного заказника - так что это угроза вполне реальная и очень существенная.

С учетом этого, природоохранным организациям теперь придется очень тщательно следить за санрубками, проводимыми и планируемыми в Двинско-Пинежском междуречье - чтобы своевременно обнаруживать и пресекать попытки заготовки древесины в заказнике под видом борьбы с вредителями и болезнями леса. Ну и само появление этого пункта говорит о том, что тема санрубок на общероссийском уровне требует еще более пристального внимания со стороны природоохранных организаций.


Фрагмент акта ЛПО от 12 сентября 2016 года на выдел 8 квартала 42 Нижне-Двинского участкового лесничества (в границах междуречья, недалеко от созданного заказника). "Причины повреждения - колебания уровня грунтовых вод, перестойное насаждение". Уровень грунтовых вод всегда колеблется, а дикие леса практически всегда по хозяйственным меркам являются перестойными - то есть при таком подходе к назначению санрубок срубить можно будет все леса созданного заказника. Эту угрозу необходимо иметь в виду, и противодействовать ей как на местном уровне (контролируя назначение санрубок), так и на федеральном (уничтожая в целом криминальную систему псевдо-санитарных рубок).


Заказник и леспром: почему относительно небольшая по северным меркам территория вызвала такие долгие и ожесточенные споры

Созданный Двинско-Пинежский заказник занимает 1,06% от общей площади земель лесного фонда Архангельской области, и на его долю приходится 1,31% от общей площади покрытых лесом земель лесного фонда региона. И это далеко не лучшие лесные земли ни с точки зрения продуктивности (прироста лесов), ни с точки зрения накопленных запасов древесины, ни с точки зрения транспортной доступности. Вот, например, данные о приросте и о запасах древесины в Архангельской области и в границах созданного заказника:





Подробнее об источниках данных для расчета прироста и запасов можно прочитать здесь.


Расстояния вывозки древесины от мест ее заготовки у границ заказника по лесным дорогам к Двине, Пинеге или железной дороге Архангельск-Карпогоры составляют сейчас 70-100 километров, а местами уже и больше, да и расстояния дальнейшей перевозки этой древесины автотранспортом до основных перерабатывающих предприятий составляют три-четыре сотни километров. Кроме автотранспорта, для доставки древесины используются сплав (от основных плотбищ на Двине до Архангельска - около 350 километров) и железная дорога. В общем, с точки зрения транспортной доступности условия лесопользования в центральной части междуречья - чрезвычайно сложные, благодаря чему леса и сохранились до наших дней в диком состоянии.

Однако, несмотря на удаленность территории от основных лесоперерабатывающих предприятий, низкую транспортную доступность центральной части междуречья, невысокие даже по северным меркам приросты и запасы древесины, и на не очень большую в масштабах Архангельской области площадь заказник вызвал ожесточенные споры между природоохранными организациями и лесозаготовителями, продолжавшиеся больше двадцати лет. Переговоры о создании заказника были очень сложными и болезненными для всех участвующих сторон, даже после включения заказника в Лесной план Архангельской области и Схему территориального планирования. За двадцать один год не раз возникали ситуации, угрожавшие или остановкой процесса создания заказника, или остановкой лесной сертификации в этом регионе, или разрывом деловых связей между поставщиками и потребителями лесной продукции, и многими тому подобными кризисными событиями. Можно без преувеличения сказать, что история создания заказника в Двинско-Пинежском междуречье оказалась одной из самых сложных среди всех историй создания российских ООПТ за последнюю четверть века. Почему же так получилось?

Объясняется все очень просто: несмотря на кажущееся лесное изобилие и на кажущееся недоиспользование лесов Архангельской области (расчетная лесосека - разрешенный годовой объем заготовки древесины - используется в регионе примерно на 50%), на самом деле архангельские леса катастрофически истощены десятилетиями неправильного хозяйства, и запасы наиболее ценной древесины в них - хвойного пиловочника - близки к исчерпанию. Регион принимает новые приоритетные инвестпроекты, стремится создавать новые перерабатывающие предприятия - в то время как оставшихся ресурсов хвойных лесов не хватает на то, чтобы обеспечить сырьем даже имеющиеся. В результате предприятиям для того, чтобы выжить, приходится выискивать и осваивать последние более или менее компактные (оправдывающие затраты на строительство дорог и вывозку) сохранившиеся массивы хвойных и смешанных лесов - а это чаще всего и есть либо чудом уцелевшие из-за удаленности и труднодоступности остатки дикой природы, либо леса вокруг поселений и на других социально важных участках, раньше имевшие тот или иной охранный статус. Такая система не может не создавать острых конфликтов - или с природоохранными организациями из-за уничтожения уникальных природных объектов, или с местным населением из-за уничтожения лесов вокруг деревень и поселков. Нормального лесного хозяйства, позволяющего эффективно выращивать древесину на староосвоенных лесных землях и использовать леса приемлемыми для большей части населения способами, в Архангельской области пока практически нет - его еще только предстоит создавать и развивать.

Сокращение малонарушенной лесной территории в центральной части Двинско-Пинежского междуречья с 2000 по осень 2019 гг.



Обычные рубки в ближайших окрестностях созданного заказника:






Обычный результат лесовосстановления на старых рубках в дальних окрестностях созданного заказника - на смену коренным ельникам приходят березняки, осинники или смешанные леса (правильным уходом из них можно было бы сформировать высокопродуктивные хозяйственно ценные насаждения - но стимулов к такому уходу ни у кого нет, а законодательство его не требует):




Как жить дальше

Двинско-Пинежское междуречье - это не только уникальный природный комплекс, но и территория, где издревле живут люди. В настоящее время численность населения Двинско-Пинежского междуречья составляет около семнадцати тысяч человек. Абсолютное большинство жителей междуречья живет в деревнях и поселках, расположенных около Северной Двины, Пинеги или железной дороги Архангельск-Карпогоры. Центральная часть междуречья, в которой располагается Двинско-Пинежский заказник, не населена.

Исторически поселения Двинско-Пинежского междуречья жили главным за счет сельского хозяйства, охоты, рыболовства, а также заготовки древесины. В настоящее время главным видом экономической деятельности, от которого зависит жизнеспособность большинства сохранившихся поселений и занятость населения, является заготовка древесины - все остальное пришло в упадок. Но и заготовка древесины в том виде, в каком она существует сейчас, доживает свой век: наиболее доступные и хозяйственно ценные лесные ресурсы междуречья уже выбраны, а оставшихся хватит в лучшем случае на десять-пятнадцать лет таких рубок, как сейчас. И это мало зависит от наличия заказника: на него приходится лишь 8,6% площади Двинско-Пинежского междуречья, причем в основном сырых и наименее продуктивных водораздельных лесов, на которые никто и не покушался, пока лучшие леса не были катастрофически истощены.

В настоящее время в Двинско-Пинежском междуречье абсолютно господствует характерная для всей таежной зоны нашей страны экстенсивная, она же бесхозяйственная, модель лесопользования, при которой лес используется просто как природное месторождение бревен. При этой модели древесина не выращивается специально на наиболее подходящих для этой цели лесных землях, а добывается там, где она выросла естественным путем. Вырубленные площади после рубок практически всегда просто забрасываются на произвол судьбы. Даже если при рубке применяются те или иные меры, содействующие естественному возобновлению (главным образом сохранение подроста там, где он есть) - без последующего ухода на вырубках, особенно на богатых глинистых почвах в центральной части междуречья, практически всегда происходит смена былых хвойных лесов березняками и осинниками. Фактически эти вырубленные участки на многие десятилетия выпадают из какой бы то ни было хозяйственной деятельности, а потребности лесозаготовительных предприятий в древесине обеспечиваются главным образом за счет дорубания остатков дикой тайги.

Эта система обречена на умирание уже в ближайшем будущем - просто потому, что экономически доступные остатки диких лесов в междуречье, как и вообще в российской тайге, заканчиваются, а заменить их при экстенсивной модели лесопользования нечем (равных по хозяйственной ценности приспевающих или средневозрастных лесов почти нет). Кроме того, чем сильнее фрагментируются остатки диких лесов рубками и связанной с ними инфраструктурой, тем большими оказываются непроизводительные потери древесины в результате усыхания и распада примыкающих стен леса, вспышек численности вредителей и болезней, и тому подобных причин. Наиболее вероятным сценарием является постепенное угасание лесозаготовительной отрасли в междуречье - по мере освоения все менее удобных для вывозки лесов с меньшими запасами наиболее ценной древесины. Но возможны и катастрофические сценарии - например, в случае радикального ухудшения экономической конъюнктуры в лесном секторе, или еще одной волны массового усыхания лесов при очередной засухе. Перспектив устойчивого развития лесного сектора в междуречье при сохранении экстенсивной (бесхозяйственной) модели лесопользования нет.

Чтобы сохранить лесной сектор как основу для существования хотя бы части поселков и деревень Двинско-Пинежского междуречья, необходимо срочно принимать меры по переходу от экстенсивного бесхозяйственного лесопользования к полноценному лесному хозяйству. Это означает, что на лучших лесных землях необходимо переходить от стандартного цикла "срубили и забросили - ждем, когда само собой что-то ценное вырастет" к целенаправленному выращиванию хозяйственно ценных насаждений (рубка - лесовосстановление - уход за молодняками - несколько приемов промежуточного пользования растущим лесом, каждый раз с разреживанием его до оптимальной густоты - рубка). Лучшие лесные земли означает - наиболее продуктивные, расположенные вблизи существующей или старой, но подлежащей восстановлению, лесной инфраструктуры, относительно (до первых десятков километров) близкие к основным лесным поселкам и предприятиям, доступные для работы в том числе в теплый сезон года. Такие земли и леса в основном сосредоточены по долинам Северной Двины и Пинеги, либо на хорошо дренированных речной сетью территориях в периферийной части междуречья - в основном на расстоянии до 30-40 километров от этих рек. Основная часть лесов в центральной части междуречья, даже тех, которые не вошли в заказник и которые сейчас больше всего используются для заготовки древесины, для развития полноценного лесного хозяйства не подходит - из-за большой доли заболоченных и переувлажненных земель, низкой и не всесезонной доступности. В таких условиях мероприятия по уходу за лесами, и без того не дешевые, будут обходиться особенно дорого.

Фактически это означает, что первым шагом должно стать зонирование территории Двинско-Пинежского междуречья - разделения на части, хоть сколько-то по природным условиям и доступности подходящие для эффективного лесного хозяйства, и подходящие только для экстенсивного, то есть бесхозяйственного, лесопользования. Оценочно, подходящей для развития эффективного лесного хозяйства может оказаться до половины территории междуречья - в основном те его части, которые прилегают к Северной Двине и Пинеге, и дороге Архангельск-Карпогоры. Вторая половина, в основном центральная часть междуречья, в том числе практически все территории, прилегающие к заказнику - неизбежно останется в зоне экстенсивного лесопользования, слишком удаленной от поселений и основной инфраструктуры, чтобы в ней можно было вести эффективное лесное хозяйство.

В зоне развития лесного хозяйства необходимо обеспечить максимально возможную государственную поддержку проведения тех лесохозяйственных мероприятий, от которых в первую очередь зависят продуктивность и будущее состояние лесов - в первую очередь рубок ухода в молодняках и прореживаний, а на участках свежих рубок лесовосстановления. Основной целью хозяйства должно быть формирование высокопродуктивных и качественных лесных насаждений, способных дать максимальное количество рабочих мест сейчас и в будущем, когда нынешние рубки ухода дадут максимальный эффект. Вообще, территория Двинско-Пинежского междуречья по природным условиям для роста леса сильно проигрывает большинству районов юга и запада Архангельской области, и тем более смежным районам Вологодской области и Карелии - поэтому с точки зрения лесообеспечения крупных предприятий древесным сырьем она в будущем будет играть, видимо, не самую большую роль. Поэтому лесное хозяйство здесь в первую очередь должно быть направлено именно на решение социальных задач: создание надежной основы для развития сельских поселений и обеспечение занятости местного же (не вахтовиков) населения.

В зоне вынужденного сохранения экстенсивного (бесхозяйственного) лесопользования надо исходить из того, что срок дожития этой модели обращения с лесами исчисляется, скорее всего, одним-двумя десятилетиями - после чего лесные ресурсы будут исчерпаны настолько, что в течение многих последующих десятилетий возвращаться на эту территорию за древесиной будет невыгодно и бессмысленно. Какие-то древесные ресурсы там, конечно, останутся - но они будут уже гораздо менее доступными и привлекательными, чем ресурсы более южных староосвоенных районов. Поэтому лесопользование на этой территории по сути является одноразовым, и таковым останется в обозримом будущем. Соответственно, лесопользование должно быть организовано так, чтобы рубки и инфраструктура наносили как можно меньший ущерб способности лесных экосистем и ландшафтов к естественному восстановлению, без какого бы то ни было целенаправленного лесовыращивания (его в центральной части междуречья в обозримом будущем точно не будет). Фактически это означает необходимость возврата к условно-сплошным рубкам с сохранением как можно большей доли элементов исходного древостоя, подроста, неэксплуатационных участков, более широкому использованию сезонных лесовозных дорог (зимников) и зимней заготовки, полному отказу от искусственного лесовосстановления. В перспективе одноразово используемые леса в центральной части Двинско-Пинежского междуречья, не подходящие для эффективного лесного хозяйства, должны стать основой для дальнейшего расширения территории дикой природы (заказника и его буферной зоны), а также для традиционных видов природопользования, связанных с охотой, рыбной ловлей и т.д.


Возможный вариант для зоны экстенсивного лесопользования в окрестностях заказника: рубка с оставлением малоценных с хозяйственной точки зрения лиственных и фаутных деревьев, частично сохраняющих лесную среду, притеняющих сохранившийся подрост и способствующих более быстрому восстановлению лесного полога (условно-сплошная рубка)


Междуречье и Шиес

Заказник в центральной части Двинско-Пинежского междуречья и планируемое строительство гигантской свалки для захоронения московских отходов вблизи станции Шиес стали самыми крупными в XXI веке связанными с лесом экологическими темами, вызвавшими в Архангельской области мощный общественный резонанс. Но роднит Междуречье и Шиес не только это. Примерно девять с половиной тысяч жителей Междуречья - практически все население деревень и поселков на правобережье Северной Двины - попадут в зону неизбежного водного загрязнения от Шиеса (построить такую гигантскую свалку в истоках нескольких рек и ручьев в зоне избыточного увлажнения, и избежать серьезной утечки загрязняющих веществ в воду - невозможно). К существующим социально-экономическим проблемам Двинско-Пинежского междуречья добавится еще одна, токсическая, и она точно не сделает будущее двинских деревень и поселков более светлым и определенным.

Только что властям Архангельской области удалось решить одну очень давнюю, острую и серьезную экологическую проблему - уничтожения уникального массива диких лесов в центральной части Двинско-Пинежского междуречья, и создать наконец заказник. Теперь нужно проявить решительность, и принять единственно возможное, умное и правильное решение по Шиесу: навсегда остановить все работы по размещению там московской свалки, и больше никогда не возвращаться к идее зарабатывания денег на ввозе и захоронении в Архангельской области отходов из других регионов. Другого выхода все равно нет - и чем раньше будет принято решение об отказе от свалки в Шиесе и от идеи импорта и захоронения чужих отходов, тем больше оно принесет пользы региону и всем его жителям.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 01 окт 2019, 16:59 

Сообщения: 55

Уважаемый редактор и знающие форумчане, как теперь привлекать к ответственности за не исполнение рубок ухода в молодняках, раньше было просто 8.25 ч. 4, а теперь кто нибудь сформулировал, что нарушено при не исполнении этих рубок арендатором?


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 01 окт 2019, 23:41 

Сообщения: 65

Очень не хочется, чтобы ситуация с санитарками повторилась как в лесах Ленинградской области.
«— Да, складно звонишь… Только об одном забыл….»
согласно положению о Двинско-Пинежского заказнике, в нем разрешаются рубки лесных насаждений для проведения санитарно-оздоровительных мероприятий. Так это разрешение, перечеркивает все… Санитарки открывают все двери для рубки лесов без ограничения. Не важно как их назначат. Власти Архангельской области не могут этого не знать. По моему не до радости. Не получилось бы так:- «Собака лаяла на дядю фраера».


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 02 окт 2019, 09:56 
Алексей Ярошенко, руководитель лесного отдела Гринпис

Сообщения: 33770

Да, проблема с санрубками серьезная, ее надо будет решать. Надеюсь, что все-таки все будет хорошо. В Архангельской области лесом занимаются люди умные, не могут не понимать, что первая же псевдосанрубка в заказнике неизбежно будет означать самое пристальное наше внимание и максимальное приложение наших сил к тому, чтобы она (рубка) не осталась без внмания правоохранительных органов, и что с сертификацией неизбежно возникнут проблемы. А вот о чем Минприроды думало (пункт про санрубки появился на этапе согласования с ним и, думаю, исключительно по его инициативе) - не знаю. Неужто не понимали, что это будет еще один стимул для нас и наших коллег к тому, чтобы еще интенсивнее бороться с федеральной системой криминальных псевдо-санрубок?

Министр Шеверда тоже думал, что санрубками можно порубить заказник Туколонь, и что все у него и его подчиненных "схвачено". Теперь, видимо, думает о другом...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 09 окт 2019, 16:36 

Сообщения: 11

Алексей, полностью поддерживаю ваше мнение по вопросу экстенсивного лесопользования и реального положения дел с лесопользованием, буквально своими словами изложили мое понимание истинного положения дел в северной тайге, того что рубить нужно избирательно, вовлекая в рубку только производительные леса не ниже IV класса бонитета, Ваша статья подтверждает верность сказанного на основе выводов сделанных разными людьми независимо друг от друга, но абсолютно совпадающих. Удачи Вам во всем !!!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 5 ] 

Текущее время: 23 окт 2019, 21:30


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: Граф Вакула, иван николаев и гости: 23


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB
Rambler's Top100