Лесной форум Гринпис России

Здесь Вы можете обсудить "лесную" тему, задать вопрос специалистам по лесному хозяйству, лесной экологии, охране лесов.





Начать новую тему Ответить на тему   Список форумов » Новости » События, объявления, публикации
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Автор Сообщение
СообщениеДобавлено: 11 апр 2017, 03:58 
Алексей Ярошенко, руководитель лесного отдела Гринпис России

Сообщения: 28365

Кризис с созданием регионального заказника "Верхнеюловский" в междуречье Северной Двины и Пинеги, и в целом с сохранением малонарушенных лесных территорий (лесов высокой природоохранной ценности 2 типа согласно классификации FSC), показал, насколько сильно истощены освоенные леса этого региона. При том, что на долю МЛТ приходится лишь 19% от общей площади лесов региона вне притундровых лесов и федеральных особо охраняемых природных территорий, 21 сентября 2016 года Архангельское областное собрание депутатов приняло обращение к министру Минприроды России С.Е.Донскому, в котором говорилось, что "сертификация лесоуправления при следовании Motion 65 становится фактически невозможной, поскольку вести заготовку в данных регионах возможно только в малонарушенных лесах". Motion 65 - специальное решение Генеральной ассамблеи FSC 2014 года по сохранению малонарушенных лесных территорий, предусматривающее или соответствующие изменения национальных стандартов, или сохранение с начала 2017 года не менее 80% от площади МЛТ, попадающей в границы каждого сертифицированного лесного участка. Фактически областные депутаты, приняв это обращение, признали, что ранее освоенные леса региона (когда-то лучшие по доступности, продуктивности и качеству) истощены уже настолько, что не могут поддерживать жизнеспособность архангельского лесного сектора.

С заказником "Верхнеюловский" произошла примерно такая же история. Несмотря на то, что его создание давно предусматривается Лесным планом и Схемой территориального планирования Архангельской области, а основная часть площади входит в ранее выделенные "зоны моратория" (участки, добровольно исключенные из освоения сертифицированными по системе FSC компаниями), когда дело дошло до принятия конкретного решения - выяснилось, что леса вокруг заказника истощены уже настолько, что выжить без рубки планируемого заказника компании-арендаторы не могут. Сейчас на словах все как бы за заказник - и областная администрация, и крупнейшие затронутые им арендаторы; но с официальными границами заказника (закрепленными в Лесном плане и прошедшими государственную экологическую экспертизу) никто не соглашается, потому как хозяйственно ценные леса вокруг разорены уже до последней крайности, и каждому, чтобы выжить, необходимо откусить еще по большому куску уникальной природной территории.

При этом система лесопользования в регионе (как и вообще в таежной зоне страны) не меняется десятилетиями. Для расчета допустимых объемов лесопользования - расчетной лесосеки - по-прежнему используются старинные немецкие алгоритмы, предполагающие наличие эффективного воспроизводства хозяйственного ценных лесов (которого на самом деле нет и никогда на большей части региона не было). В расчет включаются леса, выходящие далеко за рамки экономической доступности: сейчас - с запасами от 50 кубометров на гектар, раньше и вовсе от 40, и таких в любом северном регионе - огромные площади. Расчет делается на основании весьма неточных, а теперь еще и радикально устаревших, материалов лесоустройства (согласно Лесному плану Архангельской области, по состоянию на 1 января 2010 года актуальные материалы лесоустройства имелись только на 32,5% лесов региона, в дальнейшем эта доля снижалась). Из расчета не исключается значительные площади лесов, где заготовка древесины ограничена или должна быть ограничена (в частности, региональные особо охраняемые природные территории - существующие и планируемые), а также непроизводительные потери в результате пожаров, ветровалов, вспышек численности вредителей и т.д. Само лесное хозяйство по-прежнему остается в основном имитационным: леса "восстанавливаются" на огромных площадях, примерно соответствующих возрастам рубок, и регион даже занимает призовые места по этому показателю - но из-за отсутствия грамотного и своевременного ухода на месте былых хвойных лесов вырастают березняки и осинники. В результате при колоссальной расчетной лесосеке ("на бумаге" - 23,8 миллионов кубометров) в реальности заготавливается меньше половины (11,4 миллиона кубометров), и существующим предприятиям уже не хватает, и введение даже сравнительно небольших новых ограничений вызывает у лесопользователей настоящую панику.

В связи с этим важно хотя бы примерно оценить, какими реальными лесными ресурсами располагает Архангельская область, и понять, что в связи с этим всем можно сделать, чтобы и остатки ценной дикой природы сохранить, и негативные социально-экономические последствия свести к минимуму. Поскольку достоверных наземных данных о лесах региона нет (материалы лесоустройства и основанные на них данные государственного лесного реестра - неактуальны, попытка создания государственной инвентаризации лесов провалилась), реальным источником информации для такой оценки могут быть только дистанционные данные. Для приблизительной оценки можно воспользоваться теми данными и результатами их первичной обработки, которые имеются в открытом доступе. Отметим сразу, что приведенные ниже оценки относятся к среднесрочной перспективе (нескольким ближайшим десятилетиям).

Прежде всего отметим, что Архангельская область очень неоднородна по лесорастительным условиям. Ее материковая часть простирается с юга на север больше чем на шестьсот километров - от средней тайги на юге до лесотундры на севере. Леса юга и севера области принципиально отличаются как по своим биологическим особенностям, так и по хозяйственным характеристикам - продуктивности, составу, запасам древесины на единицу площади. Когда при определении лесосырьевого потенциала региона смешивают высокопродуктивные, но разоренные десятилетиями неправильного хозяйства леса на юге области и низкопродуктивные, но пока сравнительно нетронутые, на севере - получается нечто вроде "средней температуры по больнице". Одним из показателей экономической доступности лесов для заготовки древесины является их средний запас на единицу площади. Леса с запасами в возрасте спелости 50 кубометров на гектар и менее официально считаются малопродуктивными, и не учитываются при исчислении расчетной лесосеки. Экономическая привлекательность хвойных лесов с запасами в 50-150 кубометров на гектар условна, и сильно зависит от конкретного породного и сортиментного состава насаждения, компактности пригодных для рубки участков, имеющейся дорожной сети, почвенно-грунтовых условий, большого количества местных условий, и текущей экономической ситуации в лесном секторе. Наибольший интерес для лесозаготовителей представляют компактные массивы преимущественно хвойных лесов с запасами более 150 кубометров на гектар - именно они обеспечивают в долгосрочной перспективе экономическую жизнеспособность подавляющего большинства предприятий лесного сектора. Оценить распределение лесов региона по средним запасам древесины на единицу площади позволяют данные BIOMASAR о запасах древесины в лесах, основанные на мультисезонной радарной съемке (ссылка).

Вот эти данные по территории Архангельской области:



Данные BIOMASAR наглядно показывают, что основная часть лесов с большими запасами древесины сосредоточена в наиболее южных и западных районах области с более благоприятным климатом, способствующим более быстрому росту лесов и накоплению в них больших объемов древесины живых деревьев. На большей части площади малонарушенных лесных территорий запасы древесины средние или низкие - именно это является главной причиной того, что территории остались дикими (во времена, когда лучшие леса Архангельской области еще не были разорены бесхозяйственными рубками, даже крупные массивы лесов с такими запасами древесины представлялись малопривлекательными для промышленного освоения).

Но запас - это не главная характеристика ресурсного потенциала лесов. Он имеет первостепенное значение для традиционной экстенсивной модели лесопользования, при которой лес используется как месторождение бревен, без заботы о воспроизводстве использованных ресурсов - и эта модель сейчас подходит к концу своего существования. Эта модель уже привела к разнообразным катастрофическим последствиям: в частности, стала одной из причин того, что по состоянию на 2010 год 21% населенных пунктов региона были брошены, покинуты населением, и еще 36% были близки к этому - в них оставалось не более десяти жителей. Большинство этих населенных пунктов в той или иной степени зависело от леса, и после исчерпания экономически привлекательных лесных ресурсов у них исчезли и средства к существованию. В чистом виде эта экстенсивная модель лесопользования может просуществовать в отдельных районах области еще несколько лет, но она в любом случае обречена на умирание в связи с исчерпанием пригодных для ее существования лесных ресурсов.

Единственный шанс на выживание у архангельской лесной отрасли состоит в переходе от экстенсивного лесопользования к собственно лесному хозяйству, подразумевающему целенаправленное выращивание лесов на ранее освоенных землях. Для его развития в первую очередь важны не имеющиеся запасы древесины, а продуктивность лесных земель, прирост лесов. Если исходить из опыта стран северной Европы, то минимальное значение среднего прироста за оборот рубки, при котором возможно сколько-нибудь эффективное лесное хозяйство, составляет около одного кубометра на гектар в год - но это при развитой инфраструктуре, высоком спросе на древесину, хорошей обеспеченности профессиональными кадрами и других благоприятных условиях. В Архангельской области этих благоприятных условий нет - их надо создавать, на что уйдет не один десяток лет; зато есть объективная необходимость закрыть разрыв в возрастной структуре лесов хвойной хозсекции (острую нехватку приспевающих хвойных насаждений, способных компенсировать исчерпание спелых). Таким образом, в Архангельской области лесное хозяйство по совершенно объективным причинам необходимо развивать в первую очередь в тех районах, где леса уже сейчас дают наибольший прирост - на самом юге и юго-западе региона.

Согласно данным Лесного плана Архангельской области, общий средний прирост для всех лесов Архангельской области составляет 30,71 миллионов кубометров в год. Эти данные можно считать приемлемыми по точности, поскольку на больших площадях частные ошибки в определении прироста сглаживаются, и с течением времени, особенно при экстенсивной модели лесопользования, общий прирост меняется медленно. Вопрос состоит главным образом в том, как этот общий прирост распределяется по территории региона (распределение за счет концентрации рубок и смены пород в каких-то отдельных частях региона и в каких-то конкретных лесорастительных условиях может меняться быстрее, чем общий прирост по всему региону). Наиболее современным и простым источником данных, позволяющих оценить это распределение, являются данные NASA о первичной нетто-продуктивности наземной растительности.

Для оценки распределения прироста лесов по территории Архангельской области, в том числе отдельно по хвойным, смешанным и лиственным насаждением, была выполнена следующая работа.

1. Подготовлен слой (карта) средней за 15-летний период (с 2000 по 2014 гг. включительно) среднегодовой первичной нетто-продуктивности наземной растительности - NPP (ссылка).

2. Это слой NPP "обрезан" маской лесов Архангельской области. Для построения маски лесов использовались данные Мэрилендского университета (M.C.Hansen, P.V Potapov, R.Moore, M.Hancher, S.A.Turubanova, A.Tyukavina, D.Thau, S.V.Stehman, S.J.Goetz, T.R.Loveland, A.Kommareddy, A.Egorov, L.Chini, C.O.Justice, J.R.G.Townshend. High-Resolution Global Maps of 21st-Century Forest Cover Change. Science 342, 850 (2013) - ссылка).

Для того, чтобы избежать отнесения временно не покрытых лесом участков (необлесившихся вырубок и гарей) к нелесной площади, маска лесов была составлена из покрытий лесов за разные годы с интервалом в десять лет; любой участок, который был отмечен как лес в 2000 или в 2010 году (или в оба эти года), считался лесом для дальнейшего анализа. Источники данных:

2000 год (ссылка)

2010 год (ссылка)

При таком подходе, и использовании порогового значения сомкнутости для указанных данных 50%, общая площадь лесов региона (23,186 млн. га) оказалась близкой к той, которая указана в Лесном плане Архангельской области (22,752 млн. га).

3. Поскольку в первом приближении можно считать, что в пределах близких растительных зон (средней, северной и притундровой тайги) прирост древесины пропорционален первичной нетто-продуктивности лесных экосистем, для пересчета первичной нетто-продуктивности в прирост была использована простая пропорция. Среднегодовая первичная нетто-продуктивность лесов Архангельской области, исходя из данных NASA, обрезанных по маске лесов, составила 288134700215 граммов углерода в день; по данным Лесного плана, общий средний прирост всех лесов Архангельской области составил 30,7109 миллионов кубометров в год. Таким образом, среднегодовая первичная нетто-продуктивность в 1 грамм углерода на квадратный метр в день соответствует в Архангельской области приросту лесов в 1,066 кубометра на гектар в год.

4. Для дальнейших оценок того, какая часть прироста приходится на хвойные, лиственные и смешанные леса, использовалась карта лесов Северо-Запада России по состоянию на 2000 год, подготовленная НП "Прозрачный мир" (ссылка).

Из лесов, которые этой картой были отнесены к хвойным, были исключены участки ельников, сосняков зеленомошных и сфагновых, на которых за период с 1985 по 2016 гг. по данным Мэрилендского университета (см. пункт 1) происходило исчезновение лесного покрова - forest loss, поскольку в таких лесах после рубок, пожаров и других событий, ведущих к исчезновению старого древостоя, новый обычно формируется через смену пород.

Прирост по хвойным и смешанным лесам был посчитан исходя из площадей участков таких лесов (пикселей), приходящихся на пиксели с соответствующими значениями прироста, определенными исходя из данных о первичной нетто-продуктивности (см. пункты 1 и 3). Это ведет к некоторой переоценке прироста по хвойным лесам и в меньшей степени по смешанным, поскольку в равных условиях хвойные насаждения обычно менее продуктивны, чем насаждения из пионерных лиственных пород (березы и осины).

5. Для дальнейших оценок того, какая часть прироста приходится на леса крупных природных территорий, относящихся к отдельным типам лесов высокой природоохранной ценности или имеющих специальный статус, были использованы следующие источники информации:

для границ притундровых лесов и крупнейших планируемых заказников (Верхнеюловского и Тиманского) - Лесной план Архангельской области в редакции 2016 года;

для малонарушенных лесных территорий - данные Гринпис России об их границах по состоянию на 2016 год;

для границ федеральных особо охраняемых природных территорий - данные НП "Прозрачный мир" (ссылка).

В результате всех этих действий были получены следующие карты распределения прироста лесов по территории Архангельской области, и данные об их распределении по хвойным, смешанным и лиственным насаждениям, и по лесам крупных природоохранных категорий:







Таким образом, даже если не учитывать природные ценности малонарушенных лесных территорий и необходимость их сохранения, ситуация с хвойными лесными ресурсами в Архангельской области выглядит далеко не благополучной. Общий прирост вне притундровых лесов, федеральных особо охраняемых природных территорий и крупных планируемых заказников (Верхнеюловского и Тиманского) составляет 27,37 миллионов кубометров в год, но из них на хвойные леса приходится лишь 9,37 миллионов, и на смешанные - еще 6,03 миллиона. Если условно принять долю прироста, приходящуюся на долю хвойной древесины в смешанных лесах, за 0,5, а в хвойных - за 1, то общий прирост хвойной древесины в этих лесах составит около 12,4 миллионов кубометров в год.

Однако, эту величину ни в коем случае нельзя принимать за оценку возможного объема неистощительного пользования хвойными лесами вне притундровых лесов, федеральных ООПТ и крупнейших планируемых заказников. Есть множество факторов разного характера - природоохранного, социального, экономического - которые не позволяют сейчас и не позволят в будущем использовать весьма значительную часть этого прироста, например:

- иные категории защитных лесов со строгим режимом охраны (например, леса, расположенные в водоохранных зонах - по данным Государственного лесного реестра, в целом по Архангельской области на них приходится около 7% от общей площади лесов);

- региональные особо охраняемые природные территории общей площадью около 1,7 млн. га с различными режимами охраны, также в той или иной степени ограничивающими или запрещающими лесопользование;

- леса вокруг поселений и некоторые другие особо важные в социальном отношении участки леса, вырубка которых может спровоцировать сильнейшие конфликты с местным населением;

- расстроенные недорубы прошлых десятилетий, обычно малопривлекательные для лесопользователей, на которые приходится значительная доля хвойной составляющей в составе смешанных лесов;

- низкобонитетные участки леса, малопривлекательные для лесопользователей из-за слишком низких запасов древесины;

- рассеянные участки хвойных лесов, экономически недоступные в силу удаленности от существующей инфраструктуры, и т.д.

С учетом всех этих факторов возможную долю использования прироста по хвойным лесам вне притундровых, федеральных ООПТ и крупнейших планируемых заказников можно условно оценить в 0,7 - и это будет скорее переоценкой, чем недооценкой. С учетом этого, возможный для неистощительного лесопользования хвойный прирост в регионе составит около 8,7 миллионов кубометров в год.

На планируемые заказники Верхнеюловский и Тиманский в сумме приходится 0,59 миллиона кубометров в год прироста хвойных лесов, и 0,24 - смешанных. При тех же допущениях, которые приняты выше для остальных лесов, леса в их границах могли бы дать дополнительно 0,5 миллиона кубометров ежегодной заготовки. Таким образом, отказ от создания этих заказников в долгосрочной перспективе мало что даст региону с точки зрения лесообеспечения его лесных предприятий, но приведет к уничтожению уникальных природных территорий и нанесет непоправимый ущерб экологической репутации региона.

Если учитывать природные ценности малонарушенных лесных территорий и необходимость их сохранения, ситуация изменится не принципиально. Прирост хвойных лесов на МЛТ вне притундровых лесов составляет 3,14 миллиона кубометров в год, смешанных - 1,17 миллиона. При принятых выше допущениях это означает, что даже если исключить из использования абсолютно все леса на МЛТ, которые сохранились к осени 2016 года, приведенная выше оценка возможного для неистощительного лесопользования хвойного прироста уменьшится с 8,7 до 6,1 миллионов кубометров в год. Если же ориентироваться на порог сохранения МЛТ, который "по умолчанию" предусматривается решением Motion 65 (80%), то при его полном и повсеместном применении оценка возможного для неистощительного лесопользования хвойного прироста составит 6,6 миллионов кубометров в год.

Таким образом, при современном породном составе лесов Архангельской области и современном распределении сохранившихся хвойных лесов по ее территории, неистощительные в среднесрочной перспективе объемы заготовки хвойной древесины составляют примерно:

при полном отказе от дальнейших природоохранных мер, направленных на сохранение оставшихся диких лесов (МЛТ), в том числе от создания планируемых заказников Верхнеюловского и Тиманского, со всеми экологическими и репутационными последствиями этого шага - 9,2 миллионов кубометров в год;

при создании заказников Верхнеюловскго и Тиманского, но при отказе от любых дальнейших природоохранных мер, направленных на сохранение оставшихся диких лесов (МЛТ), с несколько меньшими, но все еще очень значительными экологическими и репутационными последствиями - 8,7 миллионов кубометров в год;

при создании вышеуказанных заказников и полном выполнении Motion 65 (индикатора "по умолчанию") - 6,6 миллионов кубометров в год;

при немедленном полном исключении всех сохранившихся МЛТ в границах всего региона из дальнейшего использования - 6,1 миллиона кубометров в год.

Это, конечно, очень грубые и приблизительные оценки - но они все-таки имеют под собой актуальную основу, и гораздо ближе к реальности, чем установленная по Архангельской области расчетная лесосека (23,8 миллиона кубометров в целом, и 15,7 - по хвойному хозяйству).

Очень важные примечания.

1. Приведенные оценки никак не учитывают имеющуюся возрастную структуру лесов Архангельской области, в том числе хвойных. А эта возрастная структура характеризуется "провалом", приходящимся на средневозрастные (официально - 13,1% от общей площади хвойных лесов) и особенно на приспевающие (официально - всего 5,6% от общей площади хвойных лесов). Это значит, что даже при возможности неистощительной заготовки древесины в объемах 6-9 миллионов кубометров в год в зависимости от выбранного сценария развития, реальные возможности заготовки хвойной древесины в обозримом будущем могут оказаться даже еще более ограниченными просто в силу истощения хозяйственно ценных спелых и перестойных насаждений, и невозможности их пополнения за счет приспевающих.

2. В настоящее время нехватка хвойной древесины в Архангельской области частично покрывается за счет ввоза ее из соседних субъектов РФ (Республик Карелии и Коми, Вологодской, Кировской областей и других). Возможности для этого в ближайшие годы, скорее всего, будут существенно сокращаться в силу целого комплекса причин: во-первых, аналогичного истощения лесных ресурсов в этих регионах; во-вторых, возможного появления там новых крупных перерабатывающих предприятий (например, планируемого ЦБК "Зевс" в Вологодской области), в-третьих, роста транспортных расходов (цен на топливо, железнодорожные перевозки, платы за проезд по автодорогам и т.д.).

Фактически это означает, что Архангельская область при существующей структуре потребления древесины (преимущественно хвойной, с завышенной по сравнению с его долей в имеющихся лесах потребностью в пиловочнике) не сможет поддерживать существующие объемы заготовки на протяжении сколько-нибудь длительного времени, и уже в самом ближайшем будущем столкнется с жестким дефицитом ценной древесины, причем компенсировать этот дефицит за счет привоза сырья из других регионов вряд ли получится. И тем более у Архангельской области нет лесных ресурсов, которые могли бы обеспечить сырьем сколько-нибудь крупные новые лесопильные предприятия.

Выводы

1. Без перехода на новую модель управления лесами, включающую реальное лесное хозяйство с интенсивным воспроизводством и выращиванием хозяйственно ценных лесов, лесной сектор региона в обозримом будущем столкнется с жесткой нехваткой качественной хвойной древесины. Даже существующим лесопильным предприятиям региона имеющихся лесных ресурсов не хватит для долгой устойчивой работы.

2. Перспективы сырьевого голода в лесном секторе Архангельской области в среднесрочной перспективе мало зависят от вовлечения или невовлечения в рубки оставшихся диких лесов - малонарушенных лесных территорий. Отказ от природоохранных мер может продлить агонию существующей системы лесопользования, но ненадолго; при этом экологические и репутационные потери в результате даже временного отказа от природоохранных мер могут оказаться колоссальными и невосполнимыми.

3. Единственным путем к спасению архангельского лесного сектора, его социальной и экономической роли в развитии региона, является развитие полноценного лесного хозяйства с интенсивным воспроизводством и выращиванием хозяйственно ценных лесных насаждений на наиболее подходящих для этого землях, преимущественно в южных и западных районах области.

11 апреля 2017 года

В.В.Лупачик, Т.В.Хакимулина, А.Ю.Ярошенко, Гринпис России


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 

Текущее время: 30 май 2017, 14:06


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: Bing [Bot], Google [Bot], Редактор новостей и гости: 23


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB
Rambler's Top100