Лесной форум Гринпис России

Здесь Вы можете обсудить "лесную" тему, задать вопрос специалистам по лесному хозяйству, лесной экологии, охране лесов.





Начать новую тему Ответить на тему   Список форумов » Новости » События, объявления, публикации
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Автор Сообщение
СообщениеДобавлено: 20 мар 2017, 11:31 
Алексей Ярошенко, руководитель лесного отдела Гринпис России

Сообщения: 28201

6 марта 2017 года международная организация Гринпис (Greenpeace International) опубликовала доклад "Eye on the taiga: how industry's claimed «sustainable foresry» in Russia is destroying the great northern forest" (Взгляд на тайгу: как то, что промышленники называют "устойчивым лесным хозяйством", уничтожает великий северный лес в России). Доклад опубликован только на английском языке, и представляет собой краткий обзор проблем в сфере лесопользования и охраны дикой природы, характерных для таежных лесов в целом, и в частности - для Архангельской области. Многие материалы технического характера, хараетиризующие состояние и использование лесов региона, работу систем добровольной лесной сертификации, прогнозы развития ситуации, в доклад не вошли, и будут публиковаться позднее.

Одновременно с публикацией доклада Гринпис обратился к нескольким десяткам крупных лесных компаний, вовлеченных в международную торговлю лесной продукцией, с требованием принять необходимые природоохранные меры. Требования Гринпис едины ко всем лесным компаниям, работающим в таежных лесах мира: прекратить уничтожение последних оставшихся диких лесов - принять планы по отказу за разумное время от дальнейшей фрагментации и уничтожения малонарушенных лесных территорий и других выявленных лесов высокой природоохранной ценности, обеспечить открытость информации о своих действиях и планах, связанных с использованием лесов, а в районах традиционного природопользования коренных народов - уважать и соблюдать их права.

Опубликование этого доклада, а также обращения Гринпис к крупным потребителям архангельской лесной продукции, уже привели к некоторым значительным изменениям, касающимся использования и охраны лесов Архангельской области, и эти изменения пока явно не закончились. Ниже приводится краткий обзор ситуации по состоянию на 20 марта 2017 года, как она видится с нашей (Гринпис России) стороны.

Оглавление:

Краткая история вопроса

Что изменилось с публикацией доклада, и к чему это может привести?

Добровольная лесная сертификация: FSC

Добровольная лесная сертификация: PEFC

Главная новая угроза: проект Поморской лесопильной компании

Ссылки на предыдущие сообщения


Краткая история вопроса

Представление о том, что размер сохраняемой территории имеет ключевое значение для долгосрочного поддержания ее естественной динамики, биологического разнообразия и минимизации неблагоприятных краевых эффектов, является одной из концептуальных основ современной охраны природы. Сохранение естественной динамики таежных лесов, связанных со средне- и крупномасштабными случайными нарушениями (массовыми ветровалами, вспышками численности насекомых, пожарами), естественного состояния бассейнов малых рек, жизнеспособных популяций крупных и особо чувствительных к воздействию человека животных и их локальных путей миграции, и многих других элементов дикой тайги требует взятия под охрану и исключения из хозяйственного освоения площадей в десятки и сотни тысяч гектаров.

Попытки глобальной инвентаризации крупных диких территорий, пригодных для решения этой природоохранной задачи, предпринимались с 80-х годов пролого века; но до начала массового использования материалов дистанционного зондирования Земли они давали довольно условные результаты, отражавшие степень фрагментации природных территорий, но в основном не отражавшие степень преобразования природных экосистем хозяйственной деятельностью человека. Лишь в конце 90-х появилась реальная возможность массового использования материалов ДЗЗ (прежде всего снимков американских спутников Landsat и российских Ресурс) для природоохранных целей в границах очень больших территорий. Это дало возможность природоохранным организациям Гринпис России и Всемирной лесной вахте в сотрудничестве с Центром охраны дикой природы, Международным социально-экологическим союзом и Кольским Центром охраны дикой природы в 1997-2001 г.г. впервые провести инвентаризацию сохранившихся крупных массивов диких лесов (малонарушенных лесных территорий) в границах всей лесной зоны Европейской России к северу от степной зоны.

Впоследствии концепция малонарушенных лесных территорий и методика их выявления получили широкое признание по всему миру. В 2002 году инвентаризация МЛТ была проведена по всей территории России, а в 2004 - по всему миру. МЛТ как один из типов лесов высокой природоохранной ценности признаются системой добровольной лесной сертификации FSC. В 2014 году Генеральная ассамблея FSC приняла специальное решение - Motion 65 - по сохранению МЛТ. В 2014 же году Society for Conservation Biology - международное профессиональное общество, объединяющее более четырех тысяч специалистов в области охраны природы - выступило с инициативой введения моратория на промышленное освоение последних диких (primary - первичных) лесов мира; фактической основой для этой инициативы стала карта МЛТ мира. В 2016 году Шестой всемирный конгресс по охране природы признал особую важность сохранения первичных лесов, в том числе малонарушенных лесных территорий - за принятие этого решения проголосовало более 99% участников, имевших право голоса.

Малонарушенные лесные территории по всему миру представляют собой преимущественно самые труднодоступные и неудобные для освоения лесные массивы - благодаря чему они и сохранились в диком состоянии до наших дней. Архангельская область в этом отношении не является исключением: в ее юго-западной части с наиболее благоприятными природными условиями, транспортно освоенной и исторически наиболее населенной, МЛТ не осталось. Дикие леса сохранились лишь на самом севере региона, а также на крупных водораздельных пространствах в его средней части, в прошлом наименее удобных для жизни людей и для транспортного освоения, в основном с не очень продуктивными лесами. Но катастрофическое истощение лучших с хозяйственной точки зрения лесов в результате многих десятилетий истощительного лесопользования (заготовки древесины в объемах, соответствующих качественному лесовыращиванию и охране лесов от непроизводительных потерь, при реальном отсутствии этого лесовыращивания и слабости охраны) привело к тому, что самые непривлекательные в прошлом лесные массивы стали последним источником дармовой ценной древесины для лесозаготовителей.

Фактически истощительная модель лесопользования, характерная для Архангельской области и в целом для таежной зоны России, привела в этом регионе к тому, что наиболее ценные в природоохранном отношении остатки диких лесов стали и последними компактными массивами со значительными запасами ценной хвойной древесины. В наибольшей степени конфликт между интересами охраны природы и лесопользования затронул четыре МЛТ Архангельской области, расположенные на Онежском полуострове, в междуречье Северной Двины и Пинеги, и два массива на границе с Республикой Коми. В двух случаях конфликты были приемлемым образом разрешены путем создания особо охраняемых природных территорий (национального парка Онежское Поморье и регионального заказника Уфтюго-Илешский). Еще в одном случае - на территории Двинско-Пинежского междуречья - такой заказник (Верхнеюловский) предполагалось создать; его границы уже были определены Лесным планом Архангельской области и Схемой территориального планирования Архангельской области, и прошли государственную экологическую экспертизу. Однако, с начала осени 2016 года резко усилилось противодействие созданию заказника со стороны региональных органов власти (в первую очередь - Архангельского областного собрания депутатов) и глав местного самоуправления (в первую очередь - Виноградовского и Пинежского районов), а также лесопользователей. Уже к октябрю 2016 года стало окончательно ясно, что если вопрос будет решаться исключительно на областном уровне - заказник создан не будет, а уникальная природная территория в междуречье Северной Двины и Пинеги будет утрачена навсегда.

В связи с этим неправительственные природоохранные организации, в том числе Гринпис, были вынуждены обратиться за помощью в создании заказника как к федеральным органам власти, так и к компаниям, вовлеченным в международную торговлю продукцией из древесины, заготовленной в Двинско-Пинежском междуречье.


Стандартные сплошные рубки в Двинско-Пинежском междуречье

Расширение зоны рубок в окрестностях проектируемого заказника "Верхнеюловский" (космоснимки Landsat):










Что изменилось с публикацией доклада, и к чему это может привести?

Главное, что изменилось с публикацией доклада - это то, что ситуация с сохранением МЛТ в Архангельской области стала предметом пристального внимания международного природоохранного сообщества. Насколько долгим окажется это внимание - пока предсказать трудно, но в ближайшие несколько лет этот эффект вряд ли исчезнет.

Для Архангельской области это важное изменение. На протяжении уже более чем десятилетия основная часть продукции архангельского лесного сектора продается в страны Европы под маркой FSC - системы добровольной лесной сертификации, подтверждающей, что продукция произведена из древесины, заготовленной в результате "экологически приемлемого, социально выгодного и экономически жизнеспособного" хозяйства. До сих пор логотип FSC служил довольно надежной защитой от интереса со стороны потребителей этой продукции к тому, что реально происходит в лесах региона - насколько неистощительно они на самом деле используются, насколько в них сохраняются высокие природоохранные ценности, что и как в этом отношении меняется с течением времени, и меняется ли вообще.

Фактически крупнейшие лесные предприятия Архангельской области на протяжении длительного времени пользовались всеми преимуществами, которые дает на европейских рынках статус "экологически приемлемого, социально выгодного и экономически жизнеспособного" производителя, в реальности почти мало чего меняя в своей работе. Это вполне устраивало как самих лесопользователей, так и большинство потребителей их продукции. К сожалению, для многих важно не то, как на самом деле их поставщики обращаются с лесом, а то, какие сертификаты они могут представить в доказательство того, что обращаются с лесом правильно.

Теперь ситуация изменилась, и будет меняться дальше. Архангельская область вряд ли теперь будет восприниматься большинством потребителей лесной продукции как заведомо беспроблемный регион вне зависимости от того, что в реальности происходит в ее лесах. Для того, чтобы и дальше устойчиво работать с экологически чувствительными лесными рынками и с компаниями, считающими себя экологически ответственными, предприятиям этого региона придется уже не только предъявлять те или иные сертификаты, но и показывать, что они в реальности делают для того, чтобы исправить ситуацию.

Иными словами - там, где раньше наличие сертификата FSC было необходимым и достаточным условием доступа к чувствительному рынку, теперь во многих случаях оно останется необходимым, но недостаточным; кроме получения сертификата, придется что-то и в практике своего хозяйствования менять.


При добровольной лесной сертификации такие рубки - сплошнолесосечные большой площади (до 50 га), с прямолинейными границами, никак не учитывающими естественную мозаичность лесных ландшафтов - считаются элементом "экологически ответственного" лесного хозяйства. Теперь это явно будет вызывать гораздо больше вопросов, чем раньше

Кроме того, неизбежен теперь рост внимания к лесному сектору Архангельской области и внутри России. Раньше этот регион на федеральном уровне воспринимался как относительно благополучный в лесном отношении: отчеты предоставлялись хорошие, и у высокого лесного начальства не было особых оснований в них сомневаться. Теперь же выяснилось, что леса региона критически истощены, и перспективы развития крупнейших архангельских лесных предприятий зависят от того, дадут или не дадут им доесть леса сравнительно небольшого планируемого заказника, занимающего всего полтора процента от общей площади лесов области. Это критическое истощение лесов Архангельской области однозначно показывает, что благостная отчетность об исполнении регионом переданных ему лесных полномочий, и вообще о состоянии лесов и хозяйстве в них, не говорит вообще ни о чем. Очевидно, что федеральным органам исполнительной власти, отвечающим за леса страны, придется отвлечься от благостных отчетов, и обратить свое внимание на то, что происходит в лесах Архангельской области в реальности.

Иными словами - там, где раньше ситуацию спасла красивая бумажка (например, Архангельская область ударно отчитывалась о лесовосстановлении и занимала призовые места) - теперь придется обращать внимание на факты (например, на то, что из всех этих "восстанавливаемых" лесов почти ничего не вырастает).




Пример "лесовосстановления": первые лесные культуры на этой вырубке погибли из-за пожара, вторые - из-за некачественной посадки


Обычный для Архангельской области результат "лесовосстановления" и "коридорного ухода": сажали ель и ухаживали за ней - а вырос все равно такой же березняк, какой вырос бы сам собой

Автор фотографий, сделанных с земли - Игорь Подгорный.

По всей видимости, руководство и региона, и некоторых крупнейших лесных предприятий вполне осознает произошедшие изменения. Правительство области уже вполне официально заявило, что будет создавать заказник в 2017 году, причем, по словам заместителя губернатора Архангельской области по стратегическому планированию и инвестиционной политике В.М.Иконникова, примерно на той площади, которая предусматривается Лесным планом. Вот его слова, цитируемые Интерфаксом: "Границы заказника будут скорректированы с учетом мнения муниципалитетов и бизнеса, который там работает. Сейчас никто не говорит про изменение площади, но, возможно, границы могут сдвигаться в одну или другую сторону"(ссылка).

Примерно о том же говорят и пишут в уже довольно многочисленных публикациях руководители группы компаний "Титан", Лесозавода 25 и Архангельского ЦБК. Вот слова генерального директора ГК "Титан" А.В.Кудрявцева из сообщения на официальном сайте этой группы: "Мы, как сертифицированная компания, отчетливо осознаем ценность малонарушенных лесных территорий и выступаем за придание данной категории лесов официального статуса, гарантирующего их сохранность. Нам необходимо найти согласованное решение между экологическими и экономическими интересами, не забывая при этом об интересах жителей Архангельской области, и найти консенсус по новым границам проектируемого заказника для сохранения наиболее ценных частей массива" (ссылка).

Эти заявления оставляют пока два серьезных вопроса: во-первых, о том, какими в конце концов будут границы создаваемого заказника, и во-вторых, когда он будет в реальности создан. За последние пятнадцать лет красивых слов о необходимости создания заказника и бережного отношения к лесам было сказано немало - но на практике было сделано не очень много, а общая система обращения с лесами и вовсе нисколько не изменилась. Поскольку создание заказника - процесс довольно долгий, для того, чтобы он появился до конца 2017 года (официально объявленного Президентом РФ "Годом экологии" и одновременно с этим "Годом особо охраняемых природных территорий"), некоторые важнейшие шаги должны быть сделаны уже весной или в самом начале лета. Например, примерно в эти сроки необходимо определиться с границами будущего заказника, и хотя бы в общих чертах понять, что будет делать регион для того, чтобы перейти от нынешней модели истощительного лесопользования к полноценному лесному хозяйству.


Добровольная лесная сертификация: FSC

Архангельская область - один из важнейших центров развития системы FSC в России, фактически его вторая родина. Эта система сертификации начала развиваться в Архангельской области, как раз в Двинско-Пинежском междуречье, в 2001 году, и с тех пор охватила практически весь регион. Практически все крупные и средние лесозаготовители региона, и большинство мелких, так или иначе вовлечены в эту систему - или через сертификацию управления лесами (forest management), или через систему закупки сертифицированными предприятиями древесины у несертифицированных поставщиков, так нызвамой "контролируемой древесины" (controlled wood).

Согласно заявленной FSC миссии, эта система "продвигает экологически ответственное, социально выгодное и экономически жизнеспособное управление лесами в мире". На практике это реализуется через оценку соответствия управления лесами принципам, критериям и национальным стандартам FSC. Поскольку формулировки принципов и критериев очень широки и допускают весьма вольное толкование, ограничимся здесь рассмотрением только индикаторов из действующей редакции национального стандарта FSC. К нынешней ситуации с малонарушенными лесными территориями в Архангельской области имеют отношение следующие индикаторы:

"9.3.3. Крупные лесные ландшафты, в минимальной степени нарушенные хо- зяйственной деятельностью человека, должны сохраняться". Крупные лесные ландшафты, в минимальной степени нарушенные хозяйственной деятельностью человека - это как раз и есть малонарушенные лесные территории. Если говорить о Двинско-Пинежском междуречье - эпицентре развития FSC в Архангельске - то за период с 2001 года МЛТ в результате хозяйственной деятельности человека потеряла 27% своей площади; и эта хозяйственная деятельность в основном была сертифицирована по системе FSC. Более того: в последние годы скорость убывания МЛТ увеличилась, и в 2016 году впервые превысила пять процентов в год. В такой ситуации говорить о выполнении критерия 9.3.3., очевидно, не приходится; правда, следующий критерий делает исключение, делающее такую ситуацию возможной.

"9.3.4. В случае невозможности полностью сохранить крупные лесные ландшафты, в минимальной степени нарушенные хозяйственной деятельностью человека, из-за особенности местных социальных условий, в пределах них должны выделяться зоны строгой охраны, полностью исключенные из транспортного и лесохозяйственного освоения", "9.3.5. Вокруг зон строгой охраны (см. 9.3.4) должны быть созданы буферные зоны" и "9.3.6. В пределах буферных зон согласно 9.3.5 должны применяться лучшие с точки зрения сохранения биологического разнообразия и лесной среды способы и технологии лесопользования". Эта совокупность индикаторов на практике практически никогда не выполняется. Во-первых, исключение, предусмотренное индикатором 9.3.4, превратилось в правило - если у компании в аренде есть большие площади МЛТ, то именно они и являются основным местом заготовки древесины. Во-вторых, буферные зоны устанавливаются не всегда. И в-третьих - даже если буферные зоны устанавливаются, в них применяются не лучшие с точки зрения сохранения биоразнообразия и лесной среды способы и технологии рубок, а самые стандартные рубки площадью около 50 гектаров, с прямоугольными границами, никак не соответствующими особенностям лесного ландшафта, обычно без принятия эффективных мер по защите почвенного покрова, водотоков и т.д.

"5.6.3. Объемы ежегодной заготовки древесины должны обеспечивать неистощительность пользования в долгосрочной перспективе". Повсеместное неисполнение этого индикатора как раз и стало главной причиной нынешней критической ситуации с малонарушенными лесными территориями в Архангельской области: "неистощительное" пользование хвойными лесами привело к тому, что вне МЛТ уже просто не осталось лесных ресурсов, способных обеспечить экономическую жизнеспособность лесозаготовительных предприятий.

Очевидно, что изначальный разрыв между сложившейся в Архангельской области к началу нулевых годов ХХ века практикой хозяйствования в лесах и принципами, критериями и стандартами FSC был слишком велик, чтобы его можно было сразу преодолеть. Расхождение между стандартом и реальностью в начале нулевых, когда система FSC в регионе только начинала развиваться, вполне можно было понять. Но с тех пор прошло уже больше полутора десятилетий - а расхождение это остается практически таким же, как и при самых первых сертификациях.

Если же еще и работа по созданию заказника в Двинско-Пинежском междуречье кончится провалом (заказник не будет создан, или будет создан на небольшой площади, или основное сокращение его территории произойдет за счет FSC-сертифицированных лесных участков) - окажется, что даже достигнутые в рамках этой сертификации природоохранные меры и соглашения были всего лишь времянками, не способными привести к достижению долгосрочных природоохранных решений.

Поскольку Архангельская область - один из ключевых для системы FSC регионов, а развитие сертификации в нем уже не первый раз вызывает вопросы у крупных природоохранных организаций, такой провал в создании заказника неизбежно отразится на всей этой системе добровольной лесной сертификации. Фактически от того, будет ли создан заказник в Двинско-Пинежском междуречье, и в каких границах он будет создан, во многом зависит будущее системы FSC в целом - и в России, и даже в мире.

Характерные примеры применения "лучших с точки зрения сохранения биологического разнообразия и лесной среды способы и технологии лесопользования" сертифицированными сейчас или в недавнем прошлом лесозаготовителями в лесах высокой природоохранной ценности, в том числе в буферных зонах вокруг "зон моратория" (по организационно-техническим параметрам лесосек эти "лучшие технологии" ничем не отличаются от стандартных технологий, используемых в самых обычных эксплуатационных лесах, в том числе обычными несертифицированными компаниями):






Добровольная лесная сертификация: PEFC

Система PEFC существует в России почти столь же давно, что и FSC. Однако, до 2015 года включительно масштабы этой лесной сертификации были незначительными, а в Архангельской области она и вовсе не была представлена. Лишь в апреле 2016 года сертификат PEFC был выдан Филиалу группы Илим в Коряжме, а в феврале 2017 - Соломбальской лесной компании. В настоящее время еще несколько компаний из Архангельской области находятся в процессе сертификации по этой системе.

Российский стандарт PEFC, в отличие от российского стандарта FSC, не предусматривает практически никаких требований к управлению лесами, выходящих за рамки действующего российского законодательства (за исключением разве что индикатора 5.2.2 - "Особо охраняемые природные территории (ООПТ) и объекты, планируемые для их организации, исключены из транспортного освоения и промышленного природопользования"). Таким образом, вне проектируемых ООПТ наличие сертификата PEFC даже теоретически не означает, что хозяйство на сертифицированной территории ведется хоть в чем-то лучше, чем на несертифицированной.

До недавнего времени на сертификацию PEFC в России никто из серьезных неправительственных природоохранных организаций не обращал практически никакого внимания: во-первых, в силу незначительных масштабов этой сертификации, и во-вторых, в связи с ее вторичностью (фактически эта система в основном дублировала FSC). Даже бурный рост этой системы сертификации в 2016 году не изменил ситуацию: основные площади сертифицированных по системе PEFC лесов пришлись на леса, ранее уже сертифицированные по FSC. По этой же причине пока не было возможности сравнить реальное качество управления лесами, сертифицированными по FSC и по PEFC: поскольку леса эти в основном совпадают, хозяйство в них ведется в основном одинаково.

Но в 2017 году ситуация принципиально изменилась: система PEFC пришла в Двинско-Пинежском междуречье, в зону серьезного экологического конфликта, связанного с истощительным лесопользованием и угрозами планируемой особо охраняемой природной территории, и как минимум по одному участку стала не вторичной, а единственной системой сертификации. Это означает, что отныне система PEFC обречена на самое пристальное внимание со стороны природоохранного сообщества. С учетом специфической репутации PEFC в большинстве европейских стран, можно предположить, что любые промахи и огрехи этой системы сертификации в Двинско-Пинежском междуречье будут быстро получать самую широкую известность.

Фактически сертификация лесов в Двинско-Пинежском междуречье - это первый в России случай сертификации по системе PEFC, который будет интересен многим, и за которым будут пристально и пристрастно наблюдать многие заинтересованные стороны. От того, как будет развиваться реальная ситуация в сертифицированных по этой системе лесах Двинско-Пинежского междуречья, скорее всего, в очень большой степени будет зависеть судьба PEFC в России в целом.


Главная новая угроза: проект Поморской лесопильной компании

Главной новой угрозой малонарушенным лесным территориям Архангельской области, которая во многом и привела к проблемам с созданием заказника, является проект ООО "Поморская лесопильная компания" "Организация современного лесоперерабатывающего комплекса полного цикла в Архангельской области", в настоящее время претендующий на включение в перечень приоритетных инвестиционных проектов в области освоения лесов.

Проект предусматривает строительство лесоперерабатывающего комплекса на производственной площадке ОАО "Соломбальский ЛДК", рассчитанного на производство 744 тысяч кубометров пиломатериалов и 150 тысяч тонн топливных гранул в год. Насколько известно, под этот проект запрашиваются лесные участки с объемом заготовки около 2,7 миллиона кубометров в год; если же исходить из средней доли хвойного пиловочника в лесах региона, то для реального обеспечения такого производства сырьем может понадобиться около четырех миллионов кубометров новой заготовки.

Основные площади лесов, на которые может претендовать этот проект в случае признания его приоритетным инвестиционным, находятся в Двинско-Пинежском междуречье (оценочно, около 1/5 от возможной заготовки) и в Лешуконском районе, в Мезенском бассейне (оценочно, около 4/5 от возможной заготовки). Основная часть площади, которая может быть предоставлена под реализацию этого проекта, приходится на малонарушенные лесные территории - иных свободных площадей в регионе просто нет, а за высвобождающиеся небольшие участки идет жесточайшая борьба между уже существующими предприятиями (сидящими из-за истощенности ресурсов на голодном пайке). Проект так или иначе может затронуть сразу две крупнейшие и наиболее важные планируемые особо охраняемые природные территории: заказники Верхнеюловский в Двинско-Пинежском междуречье и Тиманский в Лешуконском районе.

Проект вполне вписывается в установленную для Архангельской области расчетную лесосеку (23,8 миллиона кубометров). Однако, эта расчетная лесосека считается по старинным германским формулам, разрабатывавшимся для условий реально ведущегося лесного хозяйства (а не для простой добычи древесины в диких лесах без заботы об их воспроизводстве), на основании устаревших и лишь фрагментарно обновляемых материалов лесоустройства, без учета многочисленных и разнообразных потерь.

Реальные возможности региона гораздо скромнее (о них будет отдельный материал в ближайшие дни). Из общего прироста лесов примерно в 30,7 млн. кбм. в год 10,9 млн. приходится на хвойные леса, и еще 7 - на смешанные. На хвойные леса вне притундровых, федеральных ООПТ, и проектируемых Верхнеюловского и Тиманского заказников приходится примерно 9,4 млн. кбм ежегодного прироста, и на смешанные - примерно 6 млн. Но это с учетом всех региональных ООПТ, лесов в водоохранных зонах, и многих других, в которых лесопользование запрещено или сильно ограничено, а также с учетом разрозненных и рассеянных по большим площадям с уже деградировавшей дорожной сетью старых недорубов и прочих экономически малодоступных и недоступных лесов. Если условно, для совсем предварительной оценки, принять долю реально доступного для заготовки прироста в 0,7 (что является скорее переоценкой, чем недооценкой) - то возможный неистощительный уровень использования хвойных лесов составит около 6,7 миллионов кубометров в год, а смешанных - около 4,2 миллионов (из которых примерно половина придется на хвойную древесину). То есть предельный уровень неистощительной заготовки хвойной древесины в Архангельской области можно оценить в самом первом приближении, без всяких "отягчающих обстоятельств" типа возрастной структуры, потерь от пожаров, вредителей и болезней, низкой доступности, низкой товарности и т.д., не более чем в 8,5-9 миллионов кубометров.

А этот уровень в регионе фактически уже достигнут: в 2015 году общий объем учтенной заготовки древесины в Архангельской области (без учета воровства леса, а также без учета разнообразных сомнительных рубок типа расчистки сельхозугодий от спелых и перестойных насаждений) составил 11,4 миллиона кубометров - в основном по хвойному хозяйству, и в основном хвойной древесины.

При этом для архангельского лесного сектора характерна диспропорция в спросе на разные сортименты хвойной древесины: доля хвойного пиловочника (сырья, пригодного для деревообработки) в среднем составе лесных насаждений региона гораздо ниже, чем его доля в структуре спроса на древесину. Это значит, что даже если получится довести объемы заготовки древесины в лесах Архангельской области до того уровня, который потребуется всем существующим и новым лесопользователям в сумме - балансовой и дровяной древесины в составе этой заготовки будет избыток, а пиловочника - недостаток. И по мере истощения лучших лесов из оставшихся это соотношение будет расти.

Таким образом, даже при самом разумном и рациональном распределении лесных ресурсов между пользователями их не хватит на длительную перспективу для устойчивого обеспечения сырьем уже имеющихся в регионе перерабатывающих предприятий, в первую очередь - лесопильных. Это значит, что Правительству Архангельской области надо думать не о новых фантастических проектах гигантских лесопильных предприятий, а о том, как обеспечить сырьем на сколько-нибудь долгое время уже имеющиеся.

Конечно, все эти оценки очень приблизительны, но других, к сожалению, пока нет. Опыт же подсказывает, что реальная ситуация с лесными ресурсами в Архангельской области еще хуже, и острый кризис, связанный с нехваткой сырья для устойчивой работы уже существующих лесопильных предприятий, вполне возможен в ближайшие несколько лет (при неблагоприятной для них экономической ситуации).

А если новый гигантский проект будет обеспечиваться сырьем преимущественно за счет последних оставшихся в регионе диких лесов, в том числе планируемых сейчас ООПТ - безусловно, поставит крест на экологической репутации всего архангельского лесного сектора.

Единственное, что внушает некоторый оптимизм в истории с этим проектом - это опыт реализации многих аналогичных приоритетных инвестиционных проектов в прошлые годы по всей стране. Если исходить из этого опыта, легко предположить, что планируемое новое предприятие в Архангельске вовсе не появится, и дело ограничится лишь значительным переделом лесных ресурсов под сладкие обещания.


Ссылки на предыдущие сообщения

Взгляд на тайгу: как "устойчивое лесопользование" добивает дикие леса

Странный подход Правительства Архангельской области: сохранять лес можно только с согласия жителей региона, а разорять - можно без согласия

"Леса нет, но вы пилите": несмотря на очевидное истощение хвойных лесов, власти продолжают поддерживать новые мега-проекты в области деревообработки

О сокращении площади дикого леса в Двинско-Пинежском междуречье и ситуации с планируемым там заказником

Мнение практика: как директор Союза лесопромышленников Архангельской области оценивает роль лесной сертификации в сохранении диких лесов

Чем занимались жители Архангельской губернии 120 лет назад

Ошибка губернатора: "тренд на лесовосстановление" окажется бессмысленным, если не обеспечить молодняки и лесные культуры должным уходом

В развитии добровольной лесной сертификации на территории Архангельской области наступил принципиально новый этап

Сертифицированный тупик: критическая истощенность лесных ресурсов Архангельской области разрушает образ экологически приемлемого, социально выгодного и экономически жизнеспособного лесоуправления

О сохранении малонарушенных лесных территорий Архангельской области в рамках реализации решения Генеральной ассамблеи FSC 2014 года "Motion 65"

FSC и постоянство пользования лесом: на какие территории аудиторам и заинтересованным сторонам необходимо обращать особое внимание при оценке неистощительности заготовки древесины

Депутаты и районные власти Архангельской области выступают против заказника в Двинско-Пинежском междуречье, и рассчитывают доесть уникальный лес до конца


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 24 мар 2017, 11:25 

Сообщения: 597

Вот насчёт внушающего оптимизм - это верно. Делить в лесном секторе давно уже нечего. Можно только переделивать.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 2 ] 

Текущее время: 28 апр 2017, 09:25


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: nikitos1983 и гости: 39


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB
Rambler's Top100