Лесной форум Гринпис России

Здесь Вы можете обсудить "лесную" тему, задать вопрос специалистам по лесному хозяйству, лесной экологии, охране лесов.





Начать новую тему Ответить на тему   Список форумов » Лесное законодательство » Лесное законодательство
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Автор Сообщение
СообщениеДобавлено: 12 дек 2016, 10:37 

Сообщения: 992

Отметив «10-ти летний юбилей» со дня вступления в силу Лесного кодекса Российской Федерации впору начать готовиться в 3-х летней годовщине принятия постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 17.12.2013 № 12157/13 по делу № А28-5083/2012.
Указанным Постановлением было признано недействительным дополнительное соглашение, которым изменялись условия договора аренды лесного участка, заключенного по результатам аукциона.
При полном отсутствии в Постановлении мотивировочной части по данному вопросу, волевым решением Президиума ВАС было введено правило толкования нормы части 2 статьи 74 Лесного кодекса РФ.
В свое время на страницах ФОРУМА была размещена информация об указанном Постановлении, как об опасном прецеденте.
К сожалению, те давние опасения оказались не напрасными, и простым пересмотром старых дел всё не ограничилось.
Сформулированное судом толкование нормы права приобрело обязательную силу для всех участников соответствующих правоотношений. Прокуратура субъектов Российской Федерации при полной поддержке судебных органов начала проводить системную работу, связанную с признанием недействительными дополнительных соглашений к договорам аренды, заключенным по результатам аукционов.
На втором этапе этой «кампании» к арендаторам, возможно, будут предъявляться требования о взыскании с них неосновательного обогащения.
В общем, тысячи людей по всей стране заняты делом, на мой взгляд, пустым, исполняя решение, на мой взгляд, ошибочное.
Так случилось, что недавно довелось поучаствовать в судебных заседаниях по делу с аналогичными обстоятельствами.
К сожалению, судебной машине первых инстанций «не должно сметь свое суждение иметь» в случаях, когда толкование нормы права установлено постановлением Президиума ВАС.
Единственное, что они могут на своем уровне – это максимально полно отражать в своих решениях позицию сторон, в том числе аргументы ответчика. В дальнейшем эти доводы будут доведены до высшей судебной инстанции, которая, во всяком случае, сможет понять, что её толкование нормы права не является единственно верным.
Но, конечно, ситуация может поменяться только тогда, когда поступающие в Верховный Суд РФ материалы будут иметь массовый характер, а не отражать только один частный случай.
Если УВАЖАЕМЫЙ РЕДАКТОР НОВОСТЕЙ не против предлагаю желающим сдвинуть дело «с мёртвой точки» в помощь нижеизложенные материалы, которые могут быть использованы при подготовке к судебным заседаниям по делам со схожими фактическими обстоятельствами.
При использовании материалов необходимо учитывать, что они готовились по конкретному делу, имеющему свои особенности.
Поскольку при подготовке к судебным заседаниям материалы были неоднократно переформатированы, буду размещать их в несколько этапов.
Сначала будут размещены соображения общего характера по поводу Постановления Президиума ВАС, а в дальнейшем в несколько этапов будут размещены сообщения с уточнением отдельных аспектов вопроса.
Принимаю конструктивную критику для корректировки позиции по тому или иному вопросу.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 12 дек 2016, 10:38 

Сообщения: 992

Сначала необходимо вспомнить, какие же нормы права были истолкованы в Постановлении Президиума ВАС РФ.
Для этого процитируем выводы Президиума ВАС РФ, указанные в Постановлении, последовательно пронумеровав абзацы цитаты.
[Абзац 1] «Суд кассационной инстанции сделал обоснованный вывод о том, что часть 2 статьи 74 Лесного кодекса содержит специальное правило, согласно которому возможность изменения условий договора аренды, заключенного на аукционе, ограничена случаем, предусмотренным непосредственно Лесным кодексом (частью 7 статьи 53.7 Кодекса). Таким образом, исключается применение норм гражданского законодательства в части условий и оснований изменения такого договора по требованию одной из сторон или на основании соглашения сторон договора».
Сначала замечание общего характера к абзацу 1.
Упоминание части 7 статьи 53.7 Лесного кодекса Российской Федерации (далее по тексту – Лесной кодекс) в Постановлении по делу № А28-5083/2012 представляется неправомерным, поскольку указанная норма введена в часть 2 статьи 74 Лесного кодекса Федеральным законом от 29.12.2010 № 442-ФЗ «О внесении изменений в Лесной кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее по тексту – Федеральный закон № 442-ФЗ), который вступил в силу 31.12.2010.
Вместе с тем в деле № А28-5083/2012 спорные правоотношения связаны с изменением условий договора аренды лесного участка от 22.10.2010 № 31-35 (далее по тексту – договор № 31-35), т.е. заключенного до 31.12.2010.
Согласно пунктам 1, 2 статьи 422 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее по тексту – Гражданский кодекс) договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения. Если после заключения договора принят закон, устанавливающий обязательные для сторон правила иные, чем те, которые действовали при заключении договора, условия заключенного договора сохраняют силу, кроме случаев, когда в законе установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров.
Федеральный закон № 442-ФЗ таких норм не содержит, соответственно применение части 2 статьи 74 Лесного кодекса в редакции, указанной в Постановлении к спорным правоотношениям неправомерно.
На дату заключения договора № 31-35 часть 2 статьи 74 Лесного кодекса применялась в следующей редакции, введенной в действие Лесным кодексом с 01.01.2007:
«2. При заключении договора аренды лесного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, по результатам аукциона изменение условий аукциона на основании соглашения сторон такого договора или по требованию одной из его сторон не допускается».
В указанной редакции части 2 статьи 74 Лесного кодекса упоминание части 7 статьи 53.7 Лесного кодекса отсутствует.
Обратимся теперь к такой высокой судебной инстанции, какой является Конституционный Суд Российской Федерации (далее по тексту – КС РФ), который в отношении толкования нормы части 2 статьи 74 Лесного кодекса имеет позицию, отличную от позиции Президиума ВАС РФ, представленную в Постановлении.
В Определении КС РФ от 29.05.2014 № 1021-О, которым было отказано в принятии жалобы ООО «Кедр» на нарушение конституционных прав и свобод частью 2 статьи 74 Лесного кодекса, КС РФ указывает:
«По мнению заявителя, оспариваемая норма устанавливает ограничение свободы договора как одного из начал гражданского законодательства, а в конечном счете – ограничение конституционных прав и свобод, и прежде всего – свободы экономической деятельности…
…Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные заявителем материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.
Часть 2 статьи 74 Лесного кодекса Российской Федерации о недопустимости – при заключении договора аренды лесного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, по результатам аукциона – изменения условий аукциона на основании соглашения сторон такого договора или по требованию одной из его сторон, за исключением случая, предусмотренного частью 7 статьи 53.7 данного Кодекса, создает – наряду с другими законоположениями – необходимую правовую основу порядка предоставления в аренду лесных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности, и направлена на обеспечение баланса интересов и равноправия участников аукциона, защиту публичных интересов, а также на предотвращение злоупотреблений при предоставлении в аренду лесных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности, а потому не может рассматриваться как нарушающая конституционные права заявителя в указанном им аспекте».
Немного отвлечемся на повторение «матчасти».
В соответствии с частью 2 статьи 71 Лесного кодекса предоставление в аренду лесного участка осуществляется в соответствии с Лесным кодексом.
Очевидно, что процедура предоставления лесного участка в аренду должна осуществляться в соответствии с некоторыми правилами (порядком) предоставления, однако, эти правила в Лесном кодексе никак не регламентированы.
Можно допустить, что предоставление лесного участка в аренду включает в себя следующие процедуры, осуществление которых регулируется соответствующими статьями Лесного кодекса:
проектирование лесного участка (статья 69 (до 01.10.2015), статья 70.1
(с 01.10.2015);
внесение документированной информации о лесном участке в государственный лесной реестр (статья 91);
государственный кадастровый учет лесного участка (статья 92);
организация проведения аукциона по продаже права на заключение договора аренды (статья 79);
проведение аукциона по продаже права на заключение договора аренды (статьи 80);
подписание протокола о результатах аукциона, подписание договора аренды (статья 80 ЛК);
государственная регистрация договора аренды (права аренды) (статья 93).
В дальнейшем арендатор вправе составить (разработать) проект освоения лесов, но, из буквального содержания части 1 статьи 88 Лесного кодекса, следует, что составление проекта освоения лесов арендатором осуществляется уже после предоставления лесного участка в аренду.
Вернемся к Определению КС РФ от 29.05.2014 № 1021-О, из которого следует, что жалоба не принята к рассмотрению постольку, поскольку, по мнению заявителя, оспариваемая норма устанавливает ограничение свободы договора, а, по мнению КС РФ, часть 2 статьи 74 Лесного кодекса создает необходимую правовую основу порядка предоставления в аренду лесных участков и направлена предотвращение злоупотреблений при предоставлении в аренду лесных участков, а потому не может рассматриваться как нарушающая конституционные права заявителя в указанном им аспекте.
Выводы относительно содержания части 2 статьи 74 Лесного кодекса, аналогичные выводам, указанным в Определении КС РФ от 29.05.2014
№ 1021-О, представлены и в других Определениях КС РФ: от 29.09.2015
№ 2114-О, от 23.06.2016 № 1367-О, от 19.07.2016 № 1533-О и пр., которые легко могут быть найдены в любой поисковой правовой системе.
Во всех Определениях КС РФ в отличие от Постановления Президиума ВАС РФ:
во-первых, устанавливается, что часть 2 статьи 74 Лесного кодекса создает необходимую правовую основу только порядка предоставления в аренду лесного участка, но не порядка изменения условий договора аренды лесного участка, заключенного по результатам аукциона;
во-вторых, указываются критерии, которые предопределяют императивность содержания нормы части 2 статьи 74 Лесного кодекса только при предоставлении лесного участка в аренду – это необходимость создания правовой основы порядка предоставления в аренду лесных участков, обеспечение баланса интересов и равноправия участников аукциона, защиту публичных интересов, а также предотвращение злоупотреблений при предоставлении в аренду лесных участков.
Представляется, что КС РФ в отличие от Президиума ВАС РФ толкует норму части 2 статьи 74 Лесного кодекса исходя из ее существа и целей законодательного регулирования, то есть КС РФ принимает во внимание цели, которые преследовал федеральный законодатель, устанавливая данную норму, а не только буквальное значение содержащихся в ней слов и выражений.
А ведь этот вопрос действительно представляет интерес, поскольку в течение 2007-2013 годов органы лесного хозяйства субъектов РФ заключали дополнительные соглашения к договорам аренды изменяя их условия, без всякого сомнения в правоте своих действий.
Почему же существовала правоприменительная практика, отличная от толкования норм права, указанного в Постановлении?
Этот вопрос действительно интересен, поскольку аргументы, на основании которых Президиум ВАС РФ истолковал норму части 2 статьи 74 Лесного кодекса, не изложены в Постановлении
К сожалению, каких-либо воспоминаний законодателей, участвовавших в разработке проекта первой редакции Лесного кодекса, способных пролить свет на этот вопрос, в свободном доступе не нашлось.
В то же время существуют уникальные в своем роде материалы, которые размещались на официальном сайте Рослесхоза в сети Интернет, а также направлялись в органы государственной власти субъектов Российской Федерации, уполномоченные в области лесных отношений.
Речь идет о Сборнике «Лесной кодекс. Комментарии» (далее по тексту – Сборник, Комментарии).
Как указано на титульном листе Сборник – это «Анализ лесного законодательства с целью эффективного осуществления полномочий Рослесхоза по реализации государственной политики, оказанию государственных услуг, управлению государственным имуществом в области лесных отношений».
В предисловии к Комментариям указано (далее цитата):
«Необходимость издания представленных на суд читателя Комментариев во многом объясняется тем, что в них не только разъясняются требования нового лесного законодательства, но и поясняется, исходя из каких соображений составлялись те или иные нормы и какие при этом использовались материалы…
Идеология современного лесного законодательства строится таким образом, чтобы правовое регулирование не тормозило рыночные отношения в лесном секторе экономики, а напротив, способствовало их развитию и эффективному функционированию лесной промышленности. Именно с этой целью Лесной кодекс Российской Федерации потребовал полного реформирования лесного хозяйства и в качестве центральной задачи провозглашает необходимость освоения лесов.
Вряд ли можно решить соответствующие задачи, если ясно не представлять себе смысл норм Лесного кодекса Российской Федерации, которые в силу своей новизны могут вызвать затруднения в их применении. Комментарии призваны помочь правильному пониманию современного лесного законодательства.
Немаловажен тот факт, что Комментарии подготовлены представителями тех государственных органов, под эгидой которых осуществлялась выработка предложений по составлению текста тех или иных норм Лесного кодекса Российской Федерации. Большинство авторов Комментариев принимали в этом процессе непосредственное личное участие» (конец цитаты).
Возглавляли авторский коллектив Комментариев (на момент их разработки):
Комарова Н.В. – председатель Комитета Государственной Думы по природным ресурсам, природопользованию и экологии (под руководством председателя профильного Комитета проект Лесного кодекса, поступивший в Государственную Думу, проходил все стадии рассмотрения и утверждения);
Рощупкин В.П. – руководитель Рослесхоза.
Далее по списку авторский коллектив:
Гаврилов В.В. – заместитель директора Департамента имущественных и земельных отношений, экономики и природопользования Министерства экономического развития и торговли Российской Федерации (под его руководством разрабатывался проект Лесного кодекса до направления проекта в Государственную Думу);
Гагарин Ю.Н., Кашпор Н.Н., Крамкова Т.В., Павлов П.Н., Соловьева Е.А., Старовойтов А.В.
Из авторов Комментариев хотелось бы отдельно упомянуть:
Павлова П.Н. – главного советника Департамента Государственно-правового управления Президента Российской Федерации, заслуженного юриста Российской Федерации (осуществлял подготовку комментариев к статьям 71-77 Лесного кодекса);
Соловьеву Е.А. – начальника отдела экологии и природных ресурсов Федеральной антимонопольной службы Российской Федерации (осуществляла подготовку комментариев к статьям 78-80 Лесного кодекса).
С учетом вышеизложенного представляется, что авторы Комментариев, возглавлявшие либо принимавшие непосредственное участие в разработке действующего Лесного кодекса, вполне ответственны за содержание комментариев к нормам Лесного кодекса, изложенным в Сборнике.
В комментариях Сборника к части 2 статьи 74 Лесного кодекса указано:
«В части 2 комментируемой статьи требуется, чтобы содержание заключаемого договора аренды лесного участка полностью соответствовало условиям аукциона. Законодатель в данном случае прислушался к мнению специалистов Федеральной антимонопольной службы, настаивающих на включение в ЛК РФ указанной нормы».
Хотелось бы обратить внимание также следующий комментарий к части 2 статьи 77 Лесного кодекса:
«Частью 2 комментируемой статьи требуется, чтобы при заключении договора купли-продажи лесных насаждений по результатам аукциона его условия не изменялись по соглашению сторон или по требованию одной из сторон.
Так же как и в случае с договором аренды, заключаемым по результатам аукциона, законодатель при составлении данной нормы учел мнение Федеральной антимонопольной службы, посчитавшей, что таким образом будут исключены возможные недобросовестные действия сторон соответствующих сделок».
Таким образом, в Комментариях фраза «при заключении договора аренды по результатам аукциона» не толкуется авторами как «в случае заключения договора аренды по результатам аукциона» или «в связи с заключением договора аренды по результатам аукциона».
Речь в Комментариях идет о невозможности изменения условий аукциона в процессе заключения договора аренды, т.е. действий сторон заключаемого договора аренды лесного участка после подписания протокола о результатах аукциона организатором аукциона и победителем аукциона.
При этом норма части 2 статьи 74 Лесного кодекса была внесена в проект Лесного кодекса после первого чтения законопроекта в следующей редакции:
«При заключении договора аренды лесного участка по результатам аукциона не допускается изменение условий аукциона на основании соглашения сторон этого договора или в одностороннем порядке».
Представляется, что в данной редакции части 2 статьи 74 Лесного кодекса с юридико-технической позиции более четко прописана норма, которую устанавливал федеральный законодатель, связанная с невозможностью изменения условий аукциона в заключаемом по результатам аукциона договоре аренды лесного участка.
В ходе последующих доработок законопроекта содержание части 2 статьи 74 Лесного кодекса изменилось и излагалась в известной редакции Лесного кодекса от 04.12.2006.
Указанными материалами Сборника руководствовались как уполномоченные органы государственной власти субъектов Российской Федерации, так и федеральные органы исполнительной власти.
После пожарной катастрофы 2010 года в часть 2 статьи 74 Лесного кодекса Федеральным законом № 442-ФЗ было внесено изменение, которое допускало изменение условий аукциона при заключении договора аренды в случае, предусмотренном частью 7 статьи 53.7 Лесного кодекса (вступила в силу с 31.12.2010).
Часть 7 статьи 53.7 Лесного кодекса (в редакции Федерального закона
№ 442-ФЗ) содержало следующую норму:
«В случае, если осуществление мероприятий по ликвидации чрезвычайной ситуации, возникшей вследствие лесных пожаров, или последствий этой чрезвычайной ситуации повлекло за собой существенное изменение обстоятельств, из которых стороны договора аренды лесного участка исходили при заключении такого договора, он может быть изменен или расторгнут в соответствии со статьей 9 настоящего Кодекса».
Ссылка в части 2 статьи 74 Лесного кодекса на случай, предусмотренный частью 7 статьи 53.7 Лесного кодекса, приводит к определенному искажению первоначального смысла части 2 статьи 74 и возникновению внутреннего противоречия в данной норме, препятствующей ее однозначному толкованию.
Вместе с тем КС РФ в Определениях от 29.05.2014 № 1021-О, от 29.09.2015 № 2114-О настаивает, что в части 2 статьи 74 Лесного кодекса речь по-прежнему идет о предоставлении в аренду лесного участка.
С этой позицией КС РФ можно согласиться, если предположить, что в части 2 статьи 74 Лесного кодекса:
или упоминается именно случай, предусмотренный частью 7 статьи 53.7 Лесного кодекса, когда «осуществление мероприятий по ликвидации чрезвычайной ситуации, возникшей вследствие лесных пожаров, или последствий этой чрезвычайной ситуации повлекло за собой существенное изменение обстоятельств», без механического перенесения нормы части 7 статьи 53.7 на часть 2 статьи 74 (аналогичный случай указан, например, в частях 2, 3 статьи 43 Лесного кодекса),
или учитывается продолжительность организационного периода (извещение о проведении аукциона размещалось в СМИ и на сайте не менее чем за шестьдесят дней до дня проведения аукциона) и существовавших сроков проведения процедур, связанных с государственной регистрацией договора (права) аренды, в течение которых могла возникнуть чрезвычайная ситуация, которая повлекла за собой существенное изменение условий аукциона.
Федеральным законом от 21.07.2014 № 250-ФЗ «О внесении изменений в статьи 74 и 81 Лесного кодекса Российской Федерации» (далее по тексту – Федеральный закон № 250-ФЗ) часть 2 статьи 74 Лесного кодекса была изменена, а сама статья 74 дополнена частью 2.1, которые вступили в силу с 22.07.2014 в следующей редакции:
«2. При заключении договора аренды лесного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, по результатам аукциона изменение условий аукциона на основании соглашения сторон такого договора или по требованию одной из его сторон не допускается, за исключением случаев изменения целевого назначения лесов, существенного изменения параметров использования лесов (возрасты рубок, расчетная лесосека, сроки использования лесов) или существенного изменения обстоятельств, из которых стороны договора аренды лесного участка исходили при его заключении, если такие изменения обстоятельств возникли вследствие природных явлений (лесных пожаров, ветровалов, наводнений и других стихийных бедствий) и стали основанием для внесения изменений в государственный лесной реестр, а также случая, предусмотренного частью 7 статьи 53.7 настоящего Кодекса.
2.1. Договор аренды лесного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, заключенный по результатам аукциона, может быть изменен по решению суда в случае существенного изменения количественных и качественных характеристик такого лесного участка».
При этом в Определении КС РФ от 23.06.2016 № 1367-О настаивает, что «…положения частей 2 и 2.1 статьи 74 Лесного кодекса Российской Федерации в указанной редакции предусматривающие недопустимость при заключении договора аренды лесного участка…по результатам аукциона изменение условий аукциона…за исключением прямо предусмотренных случаев, а также возможность изменения договора аренды лесного участка…, заключенного по результатам аукциона,…и, устанавливая основания для изменения условий аукциона при заключении договора аренды лесного участка или договора аренды, заключенного по результатам аукциона, не регламентируют вопросы применения коэффициентов к ставкам платы…».
Таким образом, в который раз в Определении КС РФ подтверждается его позиция, что норма части 2 статьи 74 Лесного кодекса регламентирует только основания для изменения условий аукциона при заключении договора аренды лесного участка по результатам аукциона.
В настоящее время часть 2 статьи 74 Лесного кодекса действует в следующей редакции, введенной в действие Федеральным законом от 29.06.2015 № 206-ФЗ «О внесении изменений в Лесной кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования регулирования лесных отношений» (далее – Федеральный закон № 206-ФЗ), действующим с 01.10.2015:
«При заключении договора аренды лесного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, по результатам торгов изменение условий аукциона на основании соглашения сторон или по требованию одной из сторон не допускается».
Сопоставление первой редакции части 2 статьи 74 Лесного кодекса от 04.12.2006 и редакции от 29.06.2015 показывает, что содержание ранее действовавшей нормы фактически совпадает с содержанием нормы, действующей в настоящее время, которая сохранена в статье 74 Лесного кодекса, регламентирующей только вопросы заключения договоров аренды, а не перенесена в статью 74.1, введенную в действие Федеральным законом № 206-ФЗ, которая регламентирует вопросы изменения заключенного договора аренды.
Таким образом, в настоящее время в Лесном кодексе, также как и в Гражданском кодексе нормы, регулирующие заключение договора аренды и изменение договора аренды, представлены в разных статьях.
Принимая во внимание изложенное, можно вполне определенно сказать, что в настоящее время в части толкования нормы части 2 статьи 74 Лесного кодекса позиции разработчиков проекта Лесного кодекса, КС РФ и федерального законодателя не совпадают с позицией Президиума ВАС РФ, изложенной в Постановлении.
[Абзацы 2-4] «Механизм изменения договора в связи с существенным изменением обстоятельств, предусмотренный статьей 451 Гражданского кодекса, в данном случае не может быть использован по следующим причинам.
Во-первых, он предполагает изменение договора по соглашению сторон или по требованию одной из сторон в судебном порядке, что прямо исключается статьей 74 Лесного кодекса,
во-вторых, изменение объема подлежащих заготовке лесных ресурсов на переданном в аренду лесном участке не относится к существенному изменению обстоятельств, которое стороны не могли разумно предвидеть при заключении договора, а в аукционной документации была непосредственно заложена возможность такого изменения».
Сначала вновь замечание технического характера.
Упоминание в деле № А28-5083/2012 статьи 451 Гражданского кодекса впервые появилось в Определении Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.10.2013 № ВАС-12157/13 о передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.
До этого ни в одном из решений судебных инстанций по
делу № А28-5083/2012 статья 451 Гражданского кодекса не упоминалось. Это относится, в частности, к решению Арбитражного суда Кировской области от 27.12.2012, постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 11.03.2013, постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 12.07.2013.
При этом указанным Определением от 25.10.2013 № ВАС-12157/13 дело
№ А28-5083/2012 было только передано в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации для пересмотра в порядке надзора постановления Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 12.07.2013 по тому же делу.
Представляется, что при пересмотре Президиумом ВАС РФ в порядке надзора постановления Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 12.07.2013, рассмотрение довода ВАС РФ, который не относится к указанному постановлению кассационной инстанции, является некорректным.
Вывод Президиума ВАС РФ, указанный в абзаце 3 о том, что возможность изменения договора аренды исключается статьей 74 Лесного кодекса, противоречит выводу, указанному в абзаце 1 Постановления, в котором упомянут случай возможного изменения договора аренды – случай, предусмотренный частью 7 статьи 53.7 Лесного кодекса.
Теперь по существу выводов Президиума ВАС РФ в части применения норм статьи 451 Гражданского кодекса.
Аргументы относительно ошибочности вывода Президиума ВАС РФ о том, что изменение договора аренды прямо исключается статьей 74 Лесного кодекса, представлены выше.
Относительно ошибочности указанного в Постановлении вывода о том, что изменение объема подлежащих заготовке лесных ресурсов на переданном в аренду лесном участке не относится к существенному изменению обстоятельств, которое стороны не могли разумно предвидеть при заключении договора, а в аукционной документации была непосредственно заложена возможность такого изменения, необходимо пояснить следующее.
Действующее лесное законодательство не регламентирует правила определения ежегодного объема изъятия древесины при организации аукциона по продаже права на заключение договора аренды лесного участка, поскольку Лесным кодексом не предусмотрено проектирование мероприятий по использованию лесов при организации аукциона.
Это полностью соответствует указанной выше позиции авторов Сборника «Лесной кодекс. Комментарии», согласно которой «Идеология современного лесного законодательства строится таким образом, чтобы правовое регулирование не тормозило рыночные отношения в лесном секторе экономики… Именно с этой целью Лесной кодекс Российской Федерации … в качестве центральной задачи провозглашает необходимость освоения лесов».
В соответствии со статьями 12, 88 Лесного кодекса сведения о ежегодном объеме изъятия лесных ресурсов впервые определяются только при составлении проекта освоения лесов лицами, которым лесные участки предоставлены в аренду.
Таким образом, идеология Лесного кодекса подразумевает, что уполномоченный органом государственной власти не вправе определять объем изъятия древесины при организации аукциона, поскольку этот объем будет определяться победителем аукциона (арендатором).
О том, что это препятствует определению начальной цены предмета аукциона в соответствии с правилом, указанным в части 2 статьи 73 Лесного кодекса и, следовательно, окончательной цене предмета аукциона, определенной по результатам аукциона, разработчики проекта Лесного кодекса как-то не подумали.
В отсутствии правил определения объема изъятия лесных ресурсов при организации аукциона, и определении арендатором точного ежегодного объема заготовки древесины только при разработке проекта освоения лесов, т.е. после представления ему лесного участка в аренду, указываемый в документации об аукционе (извещении о проведении аукциона, проекте договора аренды) объем использования лесов, мог быть только предварительно (условно, некорректно, приблизительно и т.п.) определенным и подлежащим в дальнейшем корректировке по итогам государственной экспертизы проекта освоения лесов.
Соответственно, указанная в протоколе о результатах аукциона окончательная цена предмета аукциона была установлена лишь для предварительно определенного годового объема использования лесов.
После получения положительного заключения государственной экспертизы в договор аренды должны быть внесены изменения: предварительно определенный ежегодный объем заготовки древесины приведен в соответствие с проектом освоения лесов и уточнена в связи с этим годовая арендная плата. Определенная в ходе аукциона арендная плата, определенная исходя из предварительного объема, может быть зачтена в счет первого и последующих арендных платежей.
При этом все изменения, вносимые в договор аренды, стороны договора не могли предвидеть при его заключении по результатам аукциона, поскольку изменения становятся известными только после государственной экспертизы проекта освоения лесов, который не может разрабатываться при организации аукциона.
Вот пример из судебной практики
В соответствии с договором аренды, заключенным по результатам аукциона, арендатору передавался лесной участок с предварительно определенным годовым объемом заготовки древесины – 4,0 тыс. кбм и годовой арендной платой – 1805,196 рублей (т.е. по цене за 1 кбм – 451 рублей).
По итогам государственной экспертизы проекта освоения лесов было установлено, что на арендуемом лесном участке ежегодно в рубку может быть назначено не более 2,9 тыс. кбм. При этом годовая арендная плата, по мнению прокуратуры, должна сохраняться в размере 1805,196 рублей, т.е. цене 1 кбм возросла бы до 622 рублей за 1 кбм.
Представляется, что уменьшение допустимого объема заготовки древесины с 4,0 до 2,9 тыс. кбм (объем снизился в 1,4 раза) при одновременном увеличении цены одного кубометра древесного сырья с 451 до 622 руб/кбм (цена 1 кбм увеличилась в 1,4 раза) является для арендатора существенным изменением обстоятельств, из которых он исходил при заключении договора аренды.
Учитывая изложенное, изменение объема подлежащих заготовке лесных ресурсов на переданном в аренду лесном участке относится к существенному изменению обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора аренды, и которое стороны не могли разумно предвидеть при его заключении, какого бы мнения по этому поводу не придерживался Президиум ВАС РФ.
Что касается довода Президиума ВАС РФ, что в аукционной документации была непосредственно заложена возможность изменения объема подлежащих заготовке лесных ресурсов, это не противоречит нормам статьи 451 Гражданского кодекса.
На практике, в проект договора аренды, входящего в состав документации об аукционе, не только не включались условия о невозможности изменения условий договора в случае существенного изменения обстоятельств, из которых стороны исходили при его заключении, но, напротив, указывались основания для изменения договора в случае существенного изменения обстоятельств.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 13 дек 2016, 14:03 

Сообщения: 992

1. Предмет аукциона

В соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 83 Лесного кодекса Российской Федерации (далее – Лесной кодекс) полномочие Российской Федерации по предоставлению лесных участков в аренду, в том числе организация и проведение соответствующих аукционов передано органам государственной власти субъектов Российской Федерации.
В 2009 году выполнение указанного полномочия осуществляло Агентство в соответствии с утвержденным Положением об Агентстве.
Приказом Агентства от 26.08.2009 «О выставлении лесных участков на аукцион» на аукцион по продаже права на заключение договора аренды лесного участка были выставлены аукционные единицы.
Также, указанным приказом аукционной комиссии было поручено осуществить процедуру проведения аукциона в соответствии со статьями 78-80 Лесного кодекса, а структурному подразделению Агентства опубликовать извещение о проведении аукциона (далее – Извещение).
Извещение было опубликовано в газете и в соответствии с пунктами 2, 4 части 4 статьи 79 Лесного кодекса содержало сведения:
о предмете аукциона, в том числе о местоположении лесных участков, о площади и границах лесных участков, о видах и об установленных лесохозяйственным регламентом параметрах использования лесов (часть 2);
о начальной цене предмета аукциона (начальном размере арендной платы), определяемой в соответствии со статьями 73 Лесного кодекса, но не ниже минимального размера арендной платы (часть 4).
Поскольку сведения о предмете аукциона и о начальной цене предмета аукциона регламентируются разными нормами Лесного кодекса (соответственно пунктами 2 и 4 части 4 статьи 79) в Извещении были указаны сведения, как о предмете аукциона, так и о начальной цене предмета аукциона.
С учетом изложенного ежегодный размер арендной платы за использование лесного участка не относился к перечню сведений о предмете аукциона, т.е. не относился к предмету аукциона, по результатам которого заключен договор аренды.
Указанные нормы статьи 79 Лесного кодекса в полной мере соответствуют норме пункта 2 статьи 448 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – Гражданский кодекс), согласно которой извещение должно содержать, во всяком случае, сведения о предмете торгов, а также сведения о начальной цене.
Также в статье 448 Гражданского кодекса определено, что в случае, если предметом торгов является только право на заключение договора, в извещении о предстоящих торгах должен быть указан предоставляемый для этого срок.
Соответствующая норма о необходимости указывать в извещении срок, в течение которого по результатам аукциона должен быть заключен договор аренды лесного участка, имеется в пункте 6 части 4 статьи 79 Лесного кодекса.
В примечании к Извещению имеется информация о том, что победитель аукциона в течение 10 рабочих дней со дня подписания протокола о результатах аукциона должен заключить договор аренды лесного участка.
Данная информация была указана в опубликованном Извещении, т.е. являлась общедоступной.
В Извещении также содержалась информация о том, что документация об аукционе может быть получена у секретаря аукционной комиссии или на сайте, на котором была размещена документация об аукционе.
Таким образом, поскольку в лесном законодательстве отсутствует норма, согласно которой размер арендной платы входит в перечень сведений
о предмете аукциона, изложенный в исковом заявлении Прокуратуры вывод о том, что ежегодный размер арендной платы за использование лесного участка являлся предметом аукциона, по результатам которого заключен договор аренды, не соответствует нормам права.
Представляется важным отметить, что вывод о том, что размер арендной платы за использование лесного участка является предметом аукциона, по результатам которого заключается договор аренды, как правило, используется:
А) со ссылкой на Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.12.2013 № 12157/13 по делу № А28-5083/2012;
Б) со ссылкой на нормы статей 78, 79, 80 Лесного кодекса в редакции Федерального закона от 22.07.2008 № 143-ФЗ «О внесении изменений в Лесной кодекс Российской Федерации и Федеральный закон «О введении в действие Лесного кодекса Российской Федерации» (далее – Федеральный закон
№ 143-ФЗ), действующей с 10.08.2008.
Учитывая изложенное, представляется важным проанализировать содержание указанных документов.
А) 1). В Постановление от 17.12.2013 № 12157/13 тезис о том, что предметом аукциона являлась арендная плата, относился к позиции Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа, со ссылкой на его постановление от 12.07.2013.
В постановлении от 12.07.2013 представлены следующие выводы Суда кассационной инстанции:
- «Как видно из документов и установил суд, согласно протоколу аукциона по продаже права на заключение договора аренды лесного участка, находящегося в государственной собственности, от 12.10.2010 № 31-6 Общество стало победителем и выиграло право приобретения аукционной единицы № 6 (ежегодная арендная плата за использование лесного участка в размере 2 692 663 рублей).» (стр. 3);
- «Таким образом, из приведенных норм права следует, что если предметом аукциона являлась арендная плата, то по результатам проведения аукциона заключается договор аренды лесного участка, в котором размер арендной платы определяется по цене предложенной победителем.» (стр. 4);
- «Из протокола аукциона по продаже права на заключение договора аренды лесного участка, находящегося в государственной собственности от 12.10.2010 № 31-6, следует, что предметом аукциона (аукционной единицей) являлся ежегодный размер арендной платы за использование лесного участка. Начальная цена аукционной единицы (годовая плата) составляла 434 303 рубля, окончательная цена аукционной единицы (ежегодный размер арендной платы) по результатам аукциона составила 2 692 663 рубля и в силу приведенных норм права не может быть уменьшена.» (стр. 5).
Анализ представленных выводов Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа позволяет допустить, что либо фактическим обстоятельством дела № А28-5083/2012 являлось то, что предметом аукциона (аукционной единицей) действительно являлся ежегодный размер арендной платы за использование лесного участка, либо низкое качество аукционной документации не позволило Суду кассационной инстанции сделать правильный вывод.
2). Вывод Суда кассационной инстанции противоречит нормам пунктов 2, 4 части 4 статьи 79, части 1 статьи 95 Лесного кодекса, статей 3, 5, 8 Федерального закона от 29.07.1998 № 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации».
Сопоставление указанных норм в их совокупности и взаимосвязи указывает на то, что размер арендной платы не относится к объектам оценки при определении их рыночной или иной стоимости, т.е. не может являться предметом аукциона по продаже права на заключение договора аренды лесного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности.
3). В выводе Суда кассационной инстанции судом неверно истолковано содержание части 1 статьи 78 Лесного кодекса, учитывая следующее.
Приведенная в Постановлении редакция части 1 статьи 78 Лесного кодекса действует с 10.08.2008, т.е. после вступления в силу Федерального закона от 22.07.2008 № 143-ФЗ.
Вместе с тем слова «предмет аукциона» включены в часть 1 статьи 78 Лесного кодекса первой редакцией Лесного кодекса, действующей с 01.01.2007.
Слова «предмет аукциона», введены в часть 1 статьи 78 Лесного кодекса в юридико-технических целях, поскольку они являются обобщающими и облегчающими восприятие норм в целом для статей 78 - 80 главы 8 Лесного кодекса, в которой одни и те же нормы распространяют свое действие как на аукционы по продаже права на заключение договора аренды лесного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, так и на аукционы по продаже права на заключение договора купли-продажи лесных насаждений.
Так, при замене обобщающих слов – «предмет аукциона» – словами, отражающими содержание этого понятия, имела бы место следующая редакция части 1 статьи 78 Лесного кодекса:
«Договоры аренды лесных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности, договоры купли-продажи лесных насаждений заключаются по результатам аукционов, проводимых путем повышения начальной [продажной] цены права на заключение договора аренды лесного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, либо права на заключение договора купли-продажи лесных насаждений (начального размера арендной платы или начальной цены заготавливаемой древесины).».
Представляется, что данная конструкция части 1 статьи 78 Лесного кодекса затруднена для восприятия и не соответствует правилам юридико-технического оформления закона.
4). Указанный в постановлении от 12.07.2013 вывод Суда кассационной инстанции о том, что совпадение арендной платы указанной в договоре аренды лесного участка, заключенном по результатам аукциона, с ценой, предложенной победителем аукциона, указывает на то, что предметом аукциона является размер арендной платы, представляется ошибочным, связанным с неполным выяснением обстоятельств, имеющим существенное значение для дела, учитывая следующее.
В соответствии с пунктом 10 Правил подготовки и заключения договора аренды лесного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 28.05.2007 № 324, при заключении договора аренды по результатам аукциона по продаже права на заключение договора аренды лесного участка арендная плата устанавливается с учетом увеличения начального размера арендной платы, сложившегося по результатам проведения аукциона.
Таким образом, совпадение размера арендной платы, указанной в договоре аренды лесного участка, заключенном по результатам аукциона, с ценой, предложенной победителем аукциона, соответствует требованиям лесного законодательства, а не указывает на то, что предметом аукциона является размер арендной платы.
Б) 1). Федеральным законом № 143-ФЗ содержание статей 78, 79, 80 Лесного кодекса дополнено словами «(начального размера арендной платы или начальной цены заготавливаемой древесины)».
В настоящее время имеет место неверное толкование новелл, введенных в Лесной кодекс Федеральным законом № 143-ФЗ, как в правоприменительной, так и в судебной практике.
Нередко полагают, что Федеральным законом № 143-ФЗ установлено соответствие между предметом аукциона и начальным размером арендной платы.
Вместе с тем это не соответствует логике указанного федерального закона, принятого в связи со следующим.
В отсутствие в Лесном кодексе прямых норм, определяющих предмет аукциона по продаже права на заключение договора аренды лесного участка, к началу 2008 года в Российской Федерации сложилась неоднозначная практика, связанная о определением цены предмета аукциона.
В ряде субъектов Российской Федерации цена предмета аукциона относилась к периодическим арендным платежам, а в других субъектах Российской Федерации – к разовому платежу, дополнительному к периодическим арендным платежам.
Федеральный законодатель Федеральным законом № 143-ФЗ привел к единообразному толкованию и применению нормы статьей 78, 79, 80 Лесного кодекса.
В пояснительной записке к законопроекту № 53933-5 было указано следующее:
«Законопроектом предусматривается изменение ряда положений Лесного кодекса Российской Федерации, направленное, в том числе … на исключение возможности неоднозначного толкования положений Лесного кодекса о начальной цене предмета аукциона.
…В ряде субъектов Российской Федерации при проведении аукционов по продаже права на заключение договоров аренды лесных участков и договоров купли-продажи лесных насаждений возникают вопросы, связанные с неоднозначными представлениями участников лесных отношений о содержании понятия «начальная цена предмета аукциона».
Законопроектом вносятся изменения в статьи 78 - 80 Лесного кодекса, устраняющие возможность двоякого толкования норм о начальной цене предмета аукциона. Устанавливается соответствие между начальной ценой предмета аукциона и начальным размером арендной платы или начальной ценой заготавливаемой древесины, а также четкий механизм определения начальной цены предмета аукциона.».
Таким образом, Федеральный закон № 143-ФЗ установил соответствие между начальным размером арендной платы и начальной ценой предмета аукциона.
Следовательно, в соответствии с Федеральным законом № 143-ФЗ начальный размер арендной платы является не предметом аукциона, а начальной ценой права на заключение договора аренды лесного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности.

Об ошибочности вывода о том, что предметом аукциона является размер арендной платы, свидетельствуют также следующие аргументы:
1). В соответствии с частью 8 статьи 83 Лесного кодекса уполномоченный федеральный орган исполнительной власти вправе издавать нормативные правовые акты по вопросам осуществления переданных органам государственной власти субъектов Российской Федерации полномочий, а также обязательные для исполнения методические и инструктивные материалы об осуществлении таких полномочий органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации.
Приказом Минсельхоза России от 24.02.2009 № 75 утверждены «Методические указания по подготовке, организации и проведению аукционов по продаже права на заключение договоров аренды лесных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности, либо права на заключение договора купли-продажи лесных насаждений в соответствии со статьями 78-80 Лесного кодекса Российской Федерации» (далее – Методические указания).
В соответствии с Методическими указаниями организатор аукциона:
- определяет лесные участки, право аренды которых подлежит продаже, а при продаже права на заключение договора купли-продажи лесных насаждений – местоположение лесных насаждений и объем подлежащей заготовке древесины (п.п. «а» п. 11);
- определяет в соответствии с Лесным кодексом начальную продажную цену права аренды или начальную продажную цену лесных насаждений, величину повышения начальной цены предмета аукциона «шаг аукциона») (п.п. «д» п. 12).
Таким образом, согласно пунктам 11, 12 Методических указаний (в части аренды лесных участков):
- предмет аукциона (т.е. то, что продается на аукционе) – это «право аренды» (право на заключение договора аренды лесного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности);
- начальная цена – это «начальная продажная цена права аренды» (начальная цена, по которой продается (выставлено на аукцион) право на заключение договора аренды лесного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности).
Кроме того, согласно пункту 12 Методических указаний «предмет аукциона» – это обобщающее понятие для статей 78-80 Лесного кодекса, в которых одни и те же нормы распространяют свое действие как на аукционы по продаже права на заключение договора аренды лесного участка, так и на аукционы по продаже права на заключение договора купли-продажи лесных насаждений.
2). Согласно норме пункта 2 части 7 статьи 80 Лесного кодекса аукцион признается несостоявшимся в случае, если после троекратного объявления начальной цены предмета аукциона ни один из участников аукциона не заявил о своем намерении приобрести предмет аукциона по его начальной цене.
Представляется ошибочным полагать, что при проведении аукциона, на котором продается право на заключение договора аренды лесного участка, участники аукциона приобретают размер арендной платы, а не указанное имущественное право.
3). В отсутствии в Лесном кодексе конкретной нормы, определяющей предмет аукциона, а также, учитывая, что в соответствии со статьей 7 Лесного кодекса лесным участком является земельный участок, границы которого определяются в соответствии со статьями 67, 69 и 92 Лесного кодекса, для определения предмета аукциона по продаже права на заключение договора аренды лесного участка допустимо по аналогии применить нормы Земельного кодекса Российской Федерации (далее – Земельный кодекс).
Согласно пункту 1 статьи 38 Земельного кодекса:
«1. Предметом торгов (конкурсов, аукционов) может быть сформированный в соответствии с подпунктом 1 пункта 4 статьи 30 настоящего Кодекса земельный участок с установленными границами или право на заключение договора аренды такого земельного участка.».
С учетом нормы пункта 1 статьи 38 Земельного кодекса представляется, что предметом аукциона по продаже права на заключение договора аренды лесного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, является право на заключение договора аренды лесного участка.
Допустимость проведения указанного аукциона подтверждается, например, определением Верховного Суда Российской Федерации от 13.10.2015 № 309-ЭС15-12822, согласно которому имеет место проведение аукциона по продаже права на заключение договора аренды лесного участка.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 14 дек 2016, 15:55 

Сообщения: 992

2. Изменение объема подлежащих заготовке лесных ресурсов на переданном в аренду лесном участке не относится к существенному изменению обстоятельств, которое стороны не могли разумно предвидеть при заключении договора

Относительно возможности разумно предвидеть изменение объема подлежащих заготовке лесных ресурсов необходимо отметить следующее.
Речь в данном случае идет не о предвидении возможного изменения объема, а о невозможности при организации аукциона указать в извещении и документации об аукционе ежегодный объем заготовки древесины тождественный (равный) объему заготовки, который будет определён в последующем при разработке проекта освоения лесов.
Почему?
Потому, что лесное законодательство не регламентирует правила определения ежегодного объема изъятия древесины при организации аукциона по продаже права на заключение договора аренды лесного участка, поскольку Лесным кодексом не предусмотрено проектирование мероприятий по использованию лесов при организации аукциона.
Федеральный законодатель предусмотрел, что только лица, которым лесные участки предоставлены в аренду, разрабатывают проект освоения лесов, в котором определяется ежегодный объем заготовки древесины.
Согласно статье 69 Лесного кодекса при проектировании лесных участков осуществляется подготовка проектной документации о местоположении, границах, площади и об иных количественных и качественных характеристиках лесных участков.
Согласно статье 91 Лесного кодекса сведения, полученные при проектировании лесных участков, вносится в государственный лесной реестр.
Данные действия регламентируются приказом Минприроды России от 28.11.2007 № 310 «Об утверждении Порядка проведения государственного учета лесного участка в составе земель лесного фонда».
Формы государственного лесного реестра утверждены приказом Минприроды России от 20.07.2007 № 187 «Об утверждении формы государственного лесного реестра».
В указанных документах отсутствует информация о включении сведений о ежегодном объеме изъятия лесных ресурсов в состав проектной документации и в состав государственного лесного реестра.
Это коррелирует со статьями 12, 88 Лесного кодекса, согласно которым организация использования лесов впервые осуществляется только при составлении проекта освоения лесов лицами, которым лесные участки уже предоставлены в аренду.
Согласно части 2 статьи 88 Лесного кодекса состав проекта освоения лесов и порядок его разработки устанавливаются уполномоченным федеральным органом исполнительной власти.
На дату заключения договора аренды действия арендатора по разработке проекта освоения лесов регламентировались приказом Минприроды России от 06.04.2007 № 77 «Об утверждении Состава проекта освоения лесов и порядка его разработки».
При составлении проекта освоения лесов в соответствии с приказом Минприроды России от 06.04.2007 № 77 были определены сведения о ежегодном объеме изъятия лесных ресурсов на арендованном лесном участке.
В отсутствии правил определения объема изъятия лесных ресурсов при организации аукциона, и определении арендатором точного ежегодного объема заготовки древесины только при разработке проекта освоения лесов, т.е. только после представления ему лесного участка в аренду, указанный в извещении и документации об аукционе годовой объем изъятия лесных ресурсов мог быть только предварительно определенным и подлежащим в дальнейшем корректировке по итогам государственной экспертизы проекта освоения лесов.
В нашем случае в извещении и документации об аукционе был указан и в дальнейшем при заключении договора аренды предварительно определенный объем равнялся 4,0 тыс. кбм.
В разработанном проекте освоения лесов, который получил положительное заключение государственной экспертизы, ежегодный объем заготовки древесины составил 2,9 тыс. кбм.
Таким образом, в ходе государственной экспертизы проекта освоения лесов на арендованном лесном участке, были обнаружены недостатки сданного в аренду имущества («нехватка» спелых лесных насаждений), препятствующие пользованию лесным участком в объеме, предварительно определенном при организации аукциона.
Необходимо учитывать, что до проведения государственной экспертизы проекта освоения лесов ни арендодателю, ни арендатору не мог быть известен точный ежегодный объем заготовки древесины на арендованном лесном участке.
Также вышеуказанные недостатки лесного участка не могли быть заранее известны арендатору либо обнаружены им во время осмотра имущества или получения его по акту при заключении договора или передаче имущества в аренду.
В соответствии с проведенной государственной экспертизой проекта освоения лесов было заключено дополнительное соглашение № 1 к договору аренды, в котором объемы изъятия древесины были приведены в соответствие с указанным проектом.
В соответствии со статьей 612 Гражданского кодекса при обнаружении недостатков сданного в аренду имущества, полностью или частично препятствующие пользованию им, арендатор вправе потребовать от арендодателя соразмерного уменьшения арендной платы.
Для уменьшения арендной платы, соразмерного уменьшению объема изъятия лесных ресурсов, определенного по итогам государственной экспертизы (заключенному дополнительному соглашению № 1), было заключено дополнительное соглашения № 2 к договору аренды.
Вышеуказанные действия сторон договора аренды осуществлялись с учетом того, что норма части 2 статьи 74 Лесного кодекса, безусловно, регламентирует условия заключаемого договора аренды после проведения аукциона в ходе предоставлении лесного участка в аренду.
Императивность содержания нормы части 2 статьи 74 Лесного кодекса именно при предоставлении лесного участка в аренду указана, в частности, в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 29.05.2014 № 1021-О (и в других Определениях КС РФ по аналогичным делам).
Как следует из указанного Определения КС РФ, императивность данной нормы права определена необходимостью создания правовой основы порядка предоставления в аренду лесных участков, направлена на обеспечение баланса интересов и равноправия участников аукциона, защиту публичных интересов, а также предотвращение злоупотреблений при предоставлении в аренду лесных участков.
Полностью соглашаясь с позицией КС РФ, попробуем понять возможную диспозитивность нормы части 2 статьи 74 Лесного кодекса с позиции Президиума ВАС РФ, изложенной в Постановлении.
Для этого предварительно рассмотрим Постановление Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 № 16 «О свободе договора и ее пределах».
Несколько тезисов Постановления от 14.03.2014 № 16:
«1. …судам следует учитывать, что норма, определяющая права и обязанности сторон договора, толкуется судом исходя из ее существа и целей законодательного регулирования, то есть суд принимает во внимание не только буквальное значение содержащихся в ней слов и выражений, но и те цели, которые преследовал законодатель, устанавливая данное правило.»;
«3. При отсутствии в норме, регулирующей права и обязанности по договору, явно выраженного запрета установить иное, она является императивной, если исходя из целей законодательного регулирования это необходимо для защиты особо значимых охраняемых законом интересов (… публичных интересов и т.д.), недопущения грубого нарушения баланса интересов сторон либо императивность нормы вытекает из существа законодательного регулирования данного вида договора. В таком случае суд констатирует, что исключение соглашением сторон ее применения или установление условия, отличного от предусмотренного в ней, недопустимо либо в целом, либо в той части, в которой она направлена на защиту названных интересов.
При этом, если норма содержит прямое указание на возможность предусмотреть иное соглашением сторон, суд исходя из существа нормы и целей законодательного регулирования может истолковать такое указание ограничительно, то есть сделать вывод о том, что диспозитивность этой нормы ограничена определенными пределами, в рамках которых стороны договора свободны установить условие, отличное от содержащегося в ней правила.
При возникновении спора об императивном или диспозитивном характере нормы, регулирующей права и обязанности по договору, суд должен указать, каким образом существо законодательного регулирования данного вида договора, необходимость защиты соответствующих особо значимых охраняемых законом интересов или недопущение грубого нарушения баланса интересов сторон предопределяют императивность этой нормы либо пределы ее диспозитивности…
…Согласно пункту 1 статьи 544 ГК РФ оплата энергии производится за фактически принятое абонентом количество энергии в соответствии с данными учета энергии, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или соглашением сторон договора энергоснабжения (купли-продажи (поставки) энергии). Если плата за единицу поставляемого ресурса является регулируемой, то указанная норма может быть истолкована лишь следующим образом: установление соглашением сторон иного количества энергии, которое оплачивает абонент (потребитель, покупатель), допускается только тогда, когда невозможно определить фактически принятое им количество энергии в соответствии с данными учета, а закон или иные правовые акты не содержат порядка определения такого количества в отсутствие данных учета. Это правило направлено на защиту публичных интересов, обеспечиваемых государственным регулированием тарифов.»;
«4. Если норма не содержит явно выраженного запрета на установление соглашением сторон условия договора, отличного от предусмотренного в ней, и отсутствуют критерии императивности, указанные в пункте 3 настоящего постановления, она должна рассматриваться как диспозитивная. В таком случае отличие условий договора от содержания данной нормы само по себе не может служить основанием для признания этого договора или отдельных его условий недействительными по статье 168 ГК РФ.»;
«6. Судам надлежит иметь в виду, что согласно пункту 2 статьи 422 ГК РФ закон, принятый после заключения договора и устанавливающий обязательные для сторон правила иные, чем те, которые действовали при заключении договора, распространяет свое действие на отношения сторон по такому договору лишь в случае, когда в законе прямо установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров. В силу пункта 2 статьи 4 ГК РФ это правило применяется как к императивным, так и к диспозитивным нормам.»
В отличие от позиции КС РФ, в Определениях которого представлены критерии императивности нормы части 2 статьи 74 Лесного кодекса, в Постановлении Президиума ВАС РФ критерии императивности отсутствуют.
Представим, что мы рассматриваем норму части 2 статьи 74 Лесного кодекса с позиции Президиума ВАС РФ, изложенной в Постановлении, с учетом разъяснений Постановления от 14.03.2014 № 16.
Тогда, при отсутствии законодательно установленных правил определения ежегодного объема изъятия древесины до разработки проекта освоения лесов, недопустимость изменения условий заключенного договора аренды ограничена периодом, который начинается с момента подписания договора аренды и заканчивается получением положительного заключения государственной экспертизы по проекту освоения лесов.
После получения указанного положительного заключения в договор аренды, заключенный по результатам аукциона, должны быть внесены изменения: скорректирован ежегодный объем изъятия лесных ресурсов на лесном участке (годовой объем заготовки древесины) и уточнена в связи с этим годовая арендная плата.
Т.е. после получения положительного заключения по проекту освоения лесов, условия договора аренды не могут не измениться, иначе они не будут соответствовать Лесному кодексу (статьи 12, 26,…).
Учитывая изложенное, даже согласившись с позицией Президиума ВАС РФ по толкованию нормы части 2 статьи 74 Лесного кодекса, указанная норма будет диспозитивной и действовать только до получения положительного заключения государственной экспертизы по проекту освоения лесов.
Резюмируя изложенное, можно отметить, что, поскольку действующее лесное законодательство не регламентирует правила определения ежегодного объема изъятия древесины при организации аукциона на право заключения договора аренды, все расчеты при организации аукциона имеют строго предварительный характер.
Следовательно, некорректно говорить о разумности предвидения изменения объема подлежащих заготовке лесных ресурсов на переданном в аренду лесном участке, поскольку речь в данном случае идёт о невозможности сопоставления предварительно определенного объема изъятия лесных ресурсов и конкретного ежегодного объема заготовки древесины, установленного при разработке проекта освоения лесов, получившего положительное заключение государственной экспертизы.
Учитывая изложенное, вывод Президиума ВАС РФ о том, что изменение объема подлежащих заготовке лесных ресурсов на переданном в аренду лесном участке не относится к существенному изменению обстоятельств, которое стороны не могли разумно предвидеть при заключении договора, является ошибочным, не соответствующим нормам права.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 16 дек 2016, 15:23 

Сообщения: 992

3. Недопустимо изменение арендной платы, определенной по результатам аукциона

Вопрос о недопустимости изменения арендной платы непосредственно увязан с предыдущим вопросом, учитывая следующее.
Поскольку лесное законодательство не устанавливает правила определение ежегодного объема заготовки древесины при выставлении лесного участка на аукцион, его определение в этот период имеет только предварительный характер.
В принципе, возможно объявить о выставлении на аукцион любого объема древесины, хоть одного кубометра, для того, чтобы формально провести аукцион и определить коэффициент превышения над начальной ценой предмета аукциона.
Препятствует этому только 1) необходимость проинформировать потенциальных участников аукциона о примерном объеме ежегодной заготовке древесины и 2) низкая сумма задатка.
Чтобы опровергнуть вывод о не изменяемости арендной платы, определенной по результатам аукциона, рассмотрим Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.11.2011 № 73 «Об отдельных вопросах практики применения правил Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре аренды».
Согласно пункту 16 постановления от 17.11.2011 № 73:
в силу абзаца второго пункта 1 статьи 424 Гражданского кодекса в предусмотренных законом случаях плата по договору аренды может регулироваться уполномоченным органом.
Согласно пункту 18 постановления от 17.11.2011 № 73:
по смыслу пункта 4 статьи 447 Гражданского кодекса размер арендной платы не является регулируемым, если размер арендной платы определяется по результатам проведения торгов.
Таким образом, положения пунктов 16 и 18 прямо противоположны, что обуславливает необходимость делать выбор: или арендная плата по договору аренды лесного участка является регулируемой, и она не может не изменяться после аукциона, либо она определяется по результатам торгов и не может изменяться в дальнейшем.
В пункте 18 постановления от 17.11.2011 № 73 предусмотрена также возможность установления арендной платы таким образом, когда государственное регулирование относится лишь к одному или нескольким элементам предусмотренного в договоре порядка определения размера арендной платы, при этом другие элементы платы определяются по результатам торгов, если это не противоречит порядку проведения торгов, установленному в соответствии с федеральным законом.
Однако, это противоречит положениям постановления Правительства РФ от 22.05.2007 № 310, а также постановления Правительства РФ от 01.02.2016 № 53 «Об утверждении методики определения размера арендной платы по договору аренды лесного участка, заключаемому в соответствии с пунктом 2 части 4 статьи 74 Лесного кодекса Российской Федерации».
Согласно положениям указанных постановлений Правительства РФ установленный по результатам аукциона коэффициент превышения аукционной цены над начальной ценой определяется путем деления размера арендной платы, сформировавшейся по результатам аукциона по продаже права на заключение договора аренды, на начальную цену предмета соответствующего аукциона (начальный размер арендной платы).
Таким образом, коэффициент превышения не устанавливается для каких-либо отдельных элементов арендной платы, а определяется по результатам аукциона и коррелирует с окончательной аукционной ценой в целом.
Согласно пункту 16 постановления от 17.11.2011 № 73 к числу федеральных законов, которыми предусматриваются случаи регулирования уполномоченным на то органом платы по договору аренды, относится Лесной кодекс (статья 73 Лесного кодекса).
В соответствии со статьей 73 Лесного кодекса:
размер арендной платы определяется на основе минимального размера арендной платы (часть 1);
при использовании лесного участка с изъятием лесных ресурсов минимальный размер арендной платы определяется как произведение ставки платы за единицу объема лесных ресурсов и объема изъятия лесных ресурсов на арендуемом лесном участке (часть 2);
для аренды лесного участка, находящегося в федеральной собственности, ставки платы за единицу объема лесных ресурсов устанавливаются Правительством Российской Федерации (часть 4).
В настоящее время ставки платы за древесину устанавливаются в соответствии с постановлением Правительства РФ от 22.05.2007 № 310 «О ставках платы за единицу объема лесных ресурсов и ставках платы за единицу площади лесного участка, находящегося в федеральной собственности».
К указанным ставкам платы ежегодно Федеральным законом или постановлением Правительства РФ устанавливаются коэффициенты индексации.
При этом, в отсутствии установленных законом или иным нормативным правовым актом правил определения точного объема изъятия лесных ресурсов на арендованном лесном участке при организации аукциона, указанная в протоколе о результатах аукциона и договоре аренды окончательная цена предмета аукциона рассчитана лишь для предварительно определенного годового объема использования лесов.
Принимая во внимание фактическую регулируемость ставок платы за кубометр изымаемой древесины (часть 4 статьи 73 Лесного кодекса; постановление Правительства РФ от 22.05.2007 № 310), а также возможность определения точного объема изъятия древесины на арендуемом лесном участке только после проведения государственной экспертизы проекта освоения лесов (статьи 12, 88, 89 Лесного кодекса) установление годовой арендной платы по договору аренды в сумме, соответствующей окончательной цене предмета аукциона, ограничено периодом, который заканчивается получением положительного заключения государственной экспертизы по соответствующему проекту освоения лесов.
После получения указанного положительного заключения в договор аренды, заключенный по результатам аукциона, должны быть внесены изменения: скорректированы ежегодный объем изъятия лесных ресурсов на лесном участке (годовой объем заготовки древесины) и годовая арендная плата.
Расчет скорректированной годовой арендной платы осуществляется в полном соответствии с вышеуказанными нормами статьи 73 Лесного кодекса:
ч. 1 ст. 73: А = АМИН х КПРЕВ,
где А – годовой размер арендной платы,
АМИН – минимальный размер арендной платы,
КПРЕВ – коэффициент превышения аукционной цены над минимальным размером арендной платы.
ч. 2 ст. 73: АМИН = С310 х КИНД х VПОЛ,
где С310 – ставки платы по постановлению № 310,
Кинд – коэффициент индексации к ставкам платы (пост. № 310),
VПОЛ – ежегодный объем заготовки древесины, установленный проектом освоения лесов;
ч. 4 ст. 73: С310 – ставки платы, установленные Правительством Российской Федерации (постановление от 22.05.2007 № 310)

Установив алгоритм определения арендной платы вернемся к примеру, который уже приводили, представленному в пункте 3 Постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 № 16 «О свободе договора и ее пределах».
На мой взгляд, он является «калькой» ситуации с заключением договора аренды по результатам аукциона и последующей разработкой проекта освоения лесов.
Итак, сравним поабзацные тезисы пункта 3 постановления от 14.03.2014 № 16 с позицией наших оппонентов и нашей позицией по данному вопросу.
Тезис 1. «…Согласно пункту 1 статьи 544 ГК РФ оплата энергии производится за фактически принятое абонентом количество энергии в соответствии с данными учета энергии, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или соглашением сторон договора энергоснабжения (купли-продажи (поставки) энергии)…»
(по мнению прокуратуры) Арендная плата не может рассчитываться через объем заготовки древесины, установленный в проекте освоения лесов, поскольку норма части 2 статьи 74 Лесного кодекса запрещает изменение условия договора аренды, заключенного по результатам аукциона, в части размера арендной платы.
Тезис 2. «Если плата за единицу поставляемого ресурса является регулируемой, то указанная норма может быть истолкована лишь следующим образом: установление соглашением сторон иного количества энергии, которое оплачивает абонент (потребитель, покупатель), допускается только тогда, когда невозможно определить фактически принятое им количество энергии в соответствии с данными учета, а закон или иные правовые акты не содержат порядка определения такого количества в отсутствие данных учета. Это правило направлено на защиту публичных интересов, обеспечиваемых государственным регулированием тарифов…»;
(по нашему мнению) Поскольку лесным законодательством не установлен порядок определения ежегодного объема заготовки древесины при организации аукциона, ставки платы за древесину являются регулируемыми, а точный объем заготовки древесины определяется только проектом освоения лесов, постольку договором аренды, заключенным по результатам аукциона, не может устанавливаться окончательная (не изменяемая) арендная плата. Это правило направлено на защиту неистощительного использования лесов, обеспечиваемых нормами Лесного кодекса.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 16 дек 2016, 17:43 

Сообщения: 176

По всем этим вопросам уже давно есть судебная практика. В том числе и о внесении изменений в аукционный договор аренды. Смотрите, в частности, практику по 612 ГК
РФ.
А так, я согласен с рядов Ваших доводов. К сожалению, закон не всегда соответствует здравой логике и не учитывает ряд местных особенностей.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 19 дек 2016, 10:40 

Сообщения: 992

OlegG писал(а):
По всем этим вопросам уже давно есть судебная практика. В том числе и о внесении изменений в аукционный договор аренды. Смотрите, в частности, практику по 612 ГК
РФ.
А так, я согласен с рядов Ваших доводов. К сожалению, закон не всегда соответствует здравой логике и не учитывает ряд местных особенностей.

1. Буду благодарен если укажете пример, когда признали законным изменение арендной платы в договоре аренды лесного участка, заключенном по результатам аукциона, по доп. соглашению или по ст. 612.
2. Речь не здравой логике, а о том, что после 2013 года Конституционным Судом РФ и федеральным законодателем (№ 206-ФЗ) было указано на ошибочность решения Президиума ВАС РФ. А никто Постановление от 17.12.2013 изменять не собирается.
3. Относительно "ряда местных особенностей" не понял, т.к. данные дела рассматриваются по многим регионам.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 23 дек 2016, 05:16 

Сообщения: 165
Откуда: Новосибирск

Допсоглашения, конечно, не противоречат логике и здравому смыслу. Логика понятна - в договоре пишем что попало, лишь бы взять аренду, а потом все, что надо, поправим допниками. Здравый смысл налицо.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 23 дек 2016, 07:12 

Сообщения: 2296
Откуда: Кировская область, образование : СЛТ; УГЛТА.

Те, "кто в теме" именно так и действовали. Заявляли на аукционе заведомо высочайшие цены, чтобы избавится от конкурентов. Потом допником добавляли себе кубатуры и цену роняли до минималки.
Весь смысл проведения "аукциона" доведён был до абсурда. Никакой аукцион не работал.
Государству это надоело.
До "постоянно проигрывающих" наконец то дошло, в чём "изюминка". Завалили жалобами ФАС и прокуратуру. Прокуратура подала иск. Дело за 2 года выиграла. Любителям халявы кран перекрыли.
Они долго ныли. По результатам ихнего нытья ввели поправку в лесной кодекс.
Пока "суть да дело" аукционов практически не проводилось (халявы то не было).
А теперь ещё и конкурсы собираются ввести, окромя аукционов.
Так постепенно жуликов-перекупов выдавливают из лесной промышленности.
Нормальное развитие ситуации. Только процесс долгий...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 23 дек 2016, 16:15 

Сообщения: 992

Всеволод писал(а):
Допсоглашения, конечно, не противоречат логике и здравому смыслу. Логика понятна - в договоре пишем что попало, лишь бы взять аренду, а потом все, что надо, поправим допниками. Здравый смысл налицо.


Именно в этом была логика разработчиков ЛК.
Роль государства - минимальна и сводится к передаче ЛУ в аренду.
Остальное регулируется проектом освоения лесов, который проходит государственную экспертизу.
Чем Вам не нравится эта схема?


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 23 дек 2016, 16:26 

Сообщения: 992

БРОННИКОВ писал(а):
Те, "кто в теме" именно так и действовали. Заявляли на аукционе заведомо высочайшие цены, чтобы избавится от конкурентов. Потом допником добавляли себе кубатуры и цену роняли до минималки.
Весь смысл проведения "аукциона" доведён был до абсурда. Никакой аукцион не работал.
Государству это надоело.
До "постоянно проигрывающих" наконец то дошло, в чём "изюминка". Завалили жалобами ФАС и прокуратуру. Прокуратура подала иск. Дело за 2 года выиграла. Любителям халявы кран перекрыли.
Они долго ныли. По результатам ихнего нытья ввели поправку в лесной кодекс.
Пока "суть да дело" аукционов практически не проводилось (халявы то не было).
А теперь ещё и конкурсы собираются ввести, окромя аукционов.
Так постепенно жуликов-перекупов выдавливают из лесной промышленности.
Нормальное развитие ситуации. Только процесс долгий...

Никакого изменения стоимости 1 кбм ЛК не предусматривает.
Допустимые объемы заготовки по "допнику" падали, а арендная плата оставалась на уровне аукционной, т.е. стоимость стоимость 1 кбм древесного сырья увеличивалась в разы.
А разве в Кировской области было не так?

Как правило (полагаю процентов на 95%), "допники" были только в сторону уменьшения.
Что вполне объяснимо: старое л/у, "хвосты" от примыкания лесосек, появившиеся ОЗУ (ручьи до 10 км и проч.)

В ЛК внес изменения новый состав ГД РФ, который не понял в чем смысл части 2 статьи 74 ЛК.
Но хоть Конституционный Суд РФ разобрался в сути!
Что позволяет надеяться, что придурки не будут в выигрыше :)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 23 дек 2016, 17:54 

Сообщения: 2296
Откуда: Кировская область, образование : СЛТ; УГЛТА.

Пермяк писал(а):
БРОННИКОВ писал(а):
Те, "кто в теме" именно так и действовали. Заявляли на аукционе заведомо высочайшие цены, чтобы избавится от конкурентов. Потом допником добавляли себе кубатуры и цену роняли до минималки.
Весь смысл проведения "аукциона" доведён был до абсурда. Никакой аукцион не работал.
Государству это надоело.
До "постоянно проигрывающих" наконец то дошло, в чём "изюминка". Завалили жалобами ФАС и прокуратуру. Прокуратура подала иск. Дело за 2 года выиграла. Любителям халявы кран перекрыли.
Они долго ныли. По результатам ихнего нытья ввели поправку в лесной кодекс.
Пока "суть да дело" аукционов практически не проводилось (халявы то не было).
А теперь ещё и конкурсы собираются ввести, окромя аукционов.
Так постепенно жуликов-перекупов выдавливают из лесной промышленности.
Нормальное развитие ситуации. Только процесс долгий...

Никакого изменения стоимости 1 кбм ЛК не предусматривает.
Допустимые объемы заготовки по "допнику" падали, а арендная плата оставалась на уровне аукционной, т.е. стоимость стоимость 1 кбм древесного сырья увеличивалась в разы.
А разве в Кировской области было не так?

Как правило (полагаю процентов на 95%), "допники" были только в сторону уменьшения.
Что вполне объяснимо: старое л/у, "хвосты" от примыкания лесосек, появившиеся ОЗУ (ручьи до 10 км и проч.)

В ЛК внес изменения новый состав ГД РФ, который не понял в чем смысл части 2 статьи 74 ЛК.
Но хоть Конституционный Суд РФ разобрался в сути!
Что позволяет надеяться, что придурки не будут в выигрыше :)

Да именно не так и было в стране, а не только в Кировской области.
Допустимые обьемы заготовки росли, а арендная плата -падала.
Это и явилось основанием для иска прокуратуры в суд. Так, как нарушались существенные условия АУКЦИОНА. Лесной кодекс тут вообще не причем. Сугубо гражданский.
Вам известно откуда взялось решение Президиума ВС? По делу шарашки из Кировской области.
Которая (одна из многих) так и ловчила, как я описал выше.
Я живу здесь. С судьей арбитражного суда(первичного) которая вела это дело, общался. Именно её решение и взял за основу Президиум ВС. Так что "в теме".
Если вы полагаете, что допники были в сторону уменьшения расчетки и увеличения арендной платы - то вы полагаете абсолютно неправильно. Всё было с точностью до наоборот.
Именно поэтому, потом, многим "хитрым" арендаторам и выставили многомиллионные иски по оплате "недоплаченной" арендной платы (в соответствии с платой заявленной соискателями на аукционе).
Многие сразу отказались о аренды. Они изначально и не собирались арендовать участки по такой высокой цене, действуя по "хитрой" схеме. Хотя сами задирали цены на аукционе.
Они и подняли всеобщее "нытьё". Которое повлекло за собой принятие поправки в ЛК.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 24 дек 2016, 00:55 

Сообщения: 165
Откуда: Новосибирск

Ну, сильно хитрого в схеме ничего нет. Меня больше умиляла аргументация. Мол, плохо посмотрели, когда заключали договор, лес не тот, рубить его можно только сильно меньше, нас обманули...

Кто-то верит в наивных арендаторов, платящих свое бабло за кота в мешке, а потом удивленно разводящих руками?


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 10 янв 2017, 11:34 

Сообщения: 992

4. Определение Конституционного Суда РФ от 29.05.2014 № 1021-О

Удивительно, но в исковых заявлениях о недопустимости изменения договора аренды на основании дополнительных соглашений к нему прокуратура ссылается на Определение Конституционного Суда РФ (КС РФ) от 29.05.2014 № 1021-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью «Кедр» на нарушение конституционных прав и свобод частью 2 статьи 74 Лесного кодекса Российской Федерации».
[Да, да, Определение КС РФ от 29.05.2014 принято по итогам рассмотрения жалобы ООО «Кедр» – того самого, по «делу» которого ранее было принято Постановление Президиума ВАС РФ от 17.12.2013].
При этом в исковых заявлениях прокуратуры просто «тупо» переписывается нижеизложенный абзац Определения и указывается, что содержание абзаца подтверждает невозможность изменения условий договора аренды, заключенного по результатам аукциона.
Упомянутый «базовый» абзац Определения, имеет следующее содержание:
«Часть 2 статьи 74 Лесного кодекса Российской Федерации о недопустимости – при заключении договора аренды лесного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, по результатам аукциона – изменения условий аукциона на основании соглашения сторон такого договора или по требованию одной из его сторон, за исключением случая, предусмотренного частью 7 статьи 53.7 данного Кодекса, создает – наряду с другими законоположениями – необходимую правовую основу порядка предоставления в аренду лесных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности, и направлена на обеспечение баланса интересов и равноправия участников аукциона, защиту публичных интересов, а также на предотвращение злоупотреблений при предоставлении в аренду лесных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности, а потому не может рассматриваться как нарушающая конституционные права заявителя в указанном им аспекте.».
При этом не обращается внимание на последние слова абзаца, а именно: «…а потому не может рассматриваться как нарушающая конституционные права заявителя в указанном им аспекте».
Какой же аспект обращения заявителя не устраивает КС РФ. Об этом указано выше в Определении, а именно:
«В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации ООО «Кедр» просит признать не соответствующей статьям 8, 34, 35 (часть 2), 46 (часть 1) и 55 (части 2 и 3) Конституции Российской Федерации примененную арбитражными судами в деле с его участием часть 2 статьи 74 Лесного кодекса Российской Федерации, согласно которой при заключении договора аренды лесного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, по результатам аукциона изменение условий аукциона на основании соглашения сторон такого договора или по требованию одной из его сторон не допускается, за исключением случая, предусмотренного частью 7 статьи 53.7 данного Кодекса.
По мнению заявителя, оспариваемая норма устанавливает ограничение свободы договора как одного из начал гражданского законодательства, а в конечном счете – ограничение конституционных прав и свобод, и прежде всего – свободы экономической деятельности».
Аспект, на который указывает КС РФ – этот мнение заявителя (ООО «Кедр»), что «оспариваемая норма устанавливает ограничение свободы договора как одного из начал гражданского законодательства» и далее по тексту Определения.
Подавая жалобу с указанным содержанием, ООО «Кедр» «повёлся» на выводы Президиума ВАС РФ, указанные в Постановлении, который, соблюдая корпоративную этику, поддержал позицию кассационного суда, фактически подменившего норму ч. 2 ст. 74 Лесного кодекса о недопустимости изменения условий аукциона на недопустимость изменения условий договора аренды, заключенного по результатам аукциона.
В этом смысле очень важно содержание Определения КС РФ, ведь в нем подтверждается невозможность изменения именно условий аукциона при заключении договора аренды, а не условий заключенного договора аренды.
Представляется, что, опираясь на Определение КС РФ, при организации аукциона (в извещении о проведении аукциона, в документации о проведении аукциона), не нарушая норм статьи 79 Лесного кодекса, допустимо определять условия аукциона, изменение которых невозможно в соответствии с ч. 2 ст. 74 Лесного кодекса.
Указанные условия аукциона должны учитывать специфику лесных отношений, связанных с природными свойствами лесов (ст. 1 Лесного кодекса), регулируемых специальными нормами лесного законодательства.
Правовыми основаниями для применения специальных норм лесного законодательства, помимо ч. 2 ст. 71 Лесного кодекса [в настоящее время – ч.3 ст.71], являются:
- конституционное право каждого на благоприятную окружающую среду (ст. 42 Конституции Российской Федерации);
- рациональное использование природных ресурсов, как необходимое условие обеспечения благоприятной окружающей среды (ст. 2 Федерального закона № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды»),
- обеспечение рационального, непрерывного, неистощительного использования лесов (ст. 1 Лесного кодекса);
- использование лесов с учетом длительности их выращивания и иных природных свойств лесов (ст. 1 Лесного кодекса);
- ответственность органов государственной власти за обеспечение благоприятной окружающей на соответствующих территориях (ст. 2 Федерального закона № 7-ФЗ);
- учет природных особенностей территорий при планировании и осуществлении хозяйственной и иной деятельности (ст. 2 Федерального закона № 7-ФЗ);
- устойчивое управление лесами (ст. 1 Лесного кодекса).
Условиями аукциона, которые не могут быть изменены в заключаемом по результатам аукциона договоре, могут быть, например, следующие условия:
- ежегодный объем заготовки древесины (ЕОЗД), указанный в извещении и проекте договора аренды, является предварительно определенным. Сведения об ЕОЗД будут уточнены в проекте освоения лесов, получившем положительное заключение государственной экспертизы;
- аукционная цена предмета аукциона характеризует аукционную цену предварительно определенного ЕОЗД, указывается в договоре аренды, заключенном по итогам аукциона, и засчитывается в качестве платежа за (первый) год аренды (или авансового платежа);
- уточенные сведения об ЕОЗД и годовой арендной плате указываются в дополнительном соглашении к договору аренды, которое является его неотъемлемой частью.
Вышеуказанный «базовый» абзац представлен в большинстве Определений КС РФ по аналогичным жалобам, вынесенным в 2014-2015 годах.
В то же время, принимая во внимание различие в содержании отдельных жалоб заявителей, в Определениях КС РФ «базовый абзац» имел и иную редакцию.
Например,
1). В Определении от 29.09.2015 № 2114-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Исупова Фаниса Фаризовича на нарушение его конституционных прав пунктами 1 и 4 статьи 447, пунктом 2 статьи 614 Гражданского кодекса Российской Федерации, частью 2 статьи 73 и частью 2 статьи 74 Лесного кодекса Российской Федерации»:
«Часть 2 статьи 74 Лесного кодекса Российской Федерации (в оспариваемой редакции) о недопустимости - при заключении договора аренды лесного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, по результатам аукциона - изменения условий аукциона на основании соглашения сторон такого договора или по требованию одной из его сторон, за исключением случая, предусмотренного частью 7 статьи 53.7 данного Кодекса, создает, наряду с другими законоположениями, необходимую правовую основу порядка предоставления в аренду лесных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности, и направлена на обеспечение баланса интересов и равноправия участников аукциона, защиту публичных интересов, а также на предотвращение злоупотреблений при предоставлении в аренду лесных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 29 мая 2014 года N 1021-О). Данное законоположение с учетом положений гражданского законодательства о возможности расторжения договора аренды лесного участка (статья 9, часть 3 статьи 71 Лесного кодекса Российской Федерации) также не может расцениваться как нарушающее конституционные права заявителя в указанном им аспекте»;
2). В Определении от 23.06.2016 № 1367-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью «Моспромстройматериалы-Вятка» на нарушение конституционных прав и свобод частями 2 и 2.1 статьи 74 Лесного кодекса Российской Федерации»:
«Положения частей 2 и 2.1 статьи 74 Лесного кодекса Российской Федерации в указанной редакции, предусматривающие недопустимость при заключении договора аренды лесного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, по результатам аукциона изменения условий аукциона на основании соглашения сторон такого договора или по требованию одной из его сторон, за исключением прямо перечисленных случаев, а также возможность изменения договора аренды лесного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, заключенного по результатам аукциона, по решению суда в случае существенного изменения количественных и качественных характеристик такого лесного участка, сами по себе направлены на обеспечение справедливого баланса публичных и частных интересов, и, устанавливая основания для изменения условий аукциона при заключении договора аренды лесного участка или договора аренды, заключенного по результатам аукциона, не регламентируют вопросы применения коэффициентов к ставкам платы за единицу объема лесных ресурсов и ставкам платы за единицу площади лесного участка, находящегося в федеральной собственности, а потому не могут расцениваться как нарушающие конституционные права заявителя в указанном в жалобе аспекте».


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 12 май 2017, 17:16 

Сообщения: 3

Законодатель установил изменение договоров аренды через суд, а как суд должен менять договора - не объяснил. Вот изменились количественные и качественные характеристики, значит суду надо менять договор - а как проверить, что такое изменение действительно было? что конкретно при этом нужно изменить в договоре? нужно ли и как менять арендную плату? Все оставили на усмотрение суда. А суд - это полномочный, но не компетентный орган. У них на одно дело об изменении договора аренды лесного участка сотни дел о неуплате взносов на зарплату. Но так как последние 2 года суд - администратор дохода бюджета, то суды, не имея конкретных инструкций по изменению арендной платы от компетентных органов (Рослесхоз) и обладая правом по своему усмотрению и внутреннему убеждению принимать решения, сформировали для себя простую позицию:
1. Если арендная плата уменьшается, то так нельзя - она нерегулируемая и это нарушает интересы третьих лиц. 17.12.2013 № 12157/13
2. Если арендная плата увеличивается, то так можно - она регулируемая, договором и условиями торгов предусмотрено дальнейшее изменение арендной платы. 303-ЭС15-19719
И еще интересное отношение к разрядам такс. Когда появились новые пункты погрузки - то арендную плату надо увеличивать! Она же регулируемая, вот новый лесной план - гони новую арендную плату. А когда пункты погрузки исчезли - уменьшать арендную плату нельзя! Разряд такс - это коэффициент на который стороны договорились, не важно что там законы говорят.
Сам от этого пострадал. Первый суд при изменении договора год разбирался на что же стороны изначально договорились и пришел таки к выводу, что договорились на регулируемый размер арендной платы, т.к. в результатах торгов и в самом договоре четко написано - арендную плату считать по действующим ставкам с повышающим коэффициентом. Т.е. на торгах договорились считать по 5 разряду такс, в договоре тоже, закон говорит нужно считать по 5 разряду такс, но т.к. по ошибке в приложении к договору на 2006 год посчитали по 1 разряду, то кассационный суд взял и отменил решение - типа вы договорились считать по 1 разряду, а разряды это не часть ставки, а коэффициент к арендной плате на который стороны договариваются на торгах. И не важно что это наглая ложь, потому что в протоколе конкурса сказано считать по 5 разряду. Неважно что минимальная часть аренды должна быть регулируемой и устанавливаться в соответствии с действующими НПА. Неважно, что "договоренность" сторон на 1 разряд такс впоследствии доп соглашением исправили на соответствующий условиям торгов, договора и законов 5 разряд (при этом доп. соглашение нельзя считать ничтожным, т.к. договор не по результатам аукциона заключен - до октября 2015 года можно было менять). Суд все доводы просто не учел (а скорее всего даже не читал), в решении мотивированно не отклонил.
У суда простая задача - не решать против бюджета. На законы и справедливость всем начхать. Законы у нас созданы, чтобы сдерживать народ. А если кто из холопов пытается использовать закон в свою защиту, то сразу же делается вид, что и нет таких законов вовсе.

Но ближе к теме! В недавнем определении 303-ЭС15-19719 ВС РФ чтобы избежать огромных недоплат в бюджет ловко извернулся и выдал интересную вещь: т.к. в аукционной документации есть типовой договор, а в типовом договоре есть фраза о том, что арендная плата может изменяться пропорционально изменению ставок, то в дальнейшем изменение арендной платы не нарушает интересы иных участников аукциона. Т.е. на этапе аукциона все участники могли разумно предполагать дальнейшее изменение арендной платы. Однако это справедливо и для уменьшения! Т.е. сформированная в 12157/13 мантра о том, что арендная плата, установленная по результатам аукциона, не может изменяться - наглая ложь.

Хотя скоро все эти препирания станут не актуальны. Пока потерпевшие от кривых законов и коррумпированных в сторону бюджета судов арендаторы пытаются отстоять арендную плату в 100 р/м3 вместо 200 р/м3, Рослесхоз получил указание от президента повысить доходы от лесной отрасли. За это поручение взялись с энтузиазмом и решили, что нужно всем повысить арендную плату до 600-800 р/м3. В год экологии нужно развалить лесное хозяйство! Чтобы леса остались только у крупных "инвест-призр... проектов" и тех, кому наплевать на работу по законам и качественное выполнение работ по ОЗВЛ.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 06 июн 2017, 14:19 

Сообщения: 87
Откуда: томск

Согласен с Пермяком, но он много написал, непонятно это нашим судьям и прокурорам. Я отзывы писал и так и этак и с той стороны и по другому, ну, умными словами как у Пермяка. И на пост. КС ссылался и его анализировал. Ну, нет, никак не доходило. И знаете когда поняли? Когда я лесной участок сравнил с коровой. Вот, взяли Вы корову в аренду, похоже ведь на лес, правда? У нее, допустим, ежегодный надой 4000 л. молока. По результатам аукциона сформировалась цена за 4000 л. - 12 000 руб. - это ежегодная плата. Значит 1 л. стоит 3 руб. Тут Вы корову лучше покормили и надоили 5 000 л. Можно это делать? Законно так себя вести? Вроде бы да.
3 руб. х 5 000 л. = 15 000 руб. стала теперь арендная плата. Изменились ли условия аукциона? Нет, конечно! Потому что 1 л. по прежнему стоит 3 руб. Старая стала Ваша арендованная корова или болеет сейчас, и меньше дает молока. Соответственно, меньше становится арендная плата. Ведь арендную плату мы же обязаны считать за единицу объема лесных ресурсов (ст. 73 ЛК РФ) верно? Лесоустройство - это доктор, который определяет состояние коровы, возможность будущих надоев. А цена за 1 литр или 1 куб.м. - это результат торгов, т.е. условие, которое должно обязательно соблюдаться. А все остальное - чепуха, товарищи. Вот это, обычно, всем понятно. Но, увы, практику мы не изменили.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 07 июн 2017, 08:41 

Сообщения: 992

К сожалению, Суды считают, что на аукционе продается (является предметом аукциона) арендная плата, а не корова :(
Соответственно, будет потом надой 4000 или 5000, по мнению Судов, арендная плата должна оставаться 12 тыс. руб.
Но это, конечно, не идет речь о случае с последующей таксацией лесов.
Только, когда документация об аукционе формировалась по материалам лесоустройства лесхозов.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 28 авг 2017, 10:30 

Сообщения: 992

Подводя некоторые итоги 9 месяцев, прошедших после заседания первой судебной инстанции, можно отметить, что положительное решение в пользу ответчиков (а истец – прокуратура) «не родилось».
Но, собственно говоря, на это и не было надежды, поскольку для всех инстанций обязательным к применению является Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.12.2013 № 12157/13 по делу № А28-5083/2012.
Тем не менее, поставленную изначально цель – выйти на Верховный Суд РФ, достигли и в адрес ВС РФ направлена кассационная жалоба.
Учитывая, что ВС РФ аналогичные материалы массово отклоняются без рассмотрения, содержание подготовленных материалов максимально нетривиально.
Надеюсь, что при их рассмотрении позиция ВС РФ может быть скорректирована таким образом, чтобы соответствовать законодательству.
Может быть, эти материалы (см. ниже; приложены с некоторым обезличиванием сторон) кому-нибудь пригодятся.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 28 авг 2017, 10:31 

Сообщения: 992

Решением Арбитражного суда Пермского края удовлетворены исковые требования заместителя прокурора Пермского края о признании недействительным (ничтожным) пункта 3 дополнительного соглашения № 2 от 12.11.2013 к договору аренды лесного участка от 12.11.2009 (далее – дополнительное соглашение № 2), заключенного между Арендодателем и Арендатором.
Не согласившись с указанным судебным актом, Арендодатель обратился с апелляционной жалобой в адрес Семнадцатого арбитражного апелляционного суда.
Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда решение Арбитражного суда Пермского края оставлено без изменения, апелляционная жалоба Арендодателя – без удовлетворения.
Не согласившись с указанным судебным актом, Арендодатель обратился с кассационной жалобой в адрес Арбитражного суда Уральского округа.
Постановлением Арбитражного суда Уральского округа решение Арбитражного суда Пермского края и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда по тому же делу оставлено без изменений, кассационная жалоба Арендодателя – без удовлетворения.
Арендодатель с решением Арбитражного суда Пермского края (далее – Решение), постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда (далее – Постановление-1) и постановлением Арбитражного суда Уральского округа (далее – Постановление-2) по тому же делу не согласен.
Полагаем, что вышеуказанные судебные акты подлежат отмене полностью, поскольку в них содержатся существенные нарушения норм материального права, повлиявшие на исход судебного разбирательства (пункт 1 статьи 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).
Представляется, что существенные нарушения норм материального обусловлены как отсутствием учета фактических обстоятельств дела, так и ошибочным применением и (или) толкованием норм материального права.
Фактические обстоятельства дела.
На основании приказа Арендодателя на аукцион по продаже права на заключение договора аренды лесного участка были выставлены аукционные единицы.
Извещение о проведении аукциона (далее – Извещение) было опубликовано в краевой газете.
Также Арендодателем была утверждена документация об аукционе, которая содержала проекты договоров аренды лесных участков, право на заключение которых было выставлено на продажу (далее – проект договора).
В части второй аукционной единицы Извещение и проект договора содержали информацию:
о предварительно определенном годовом объеме использования лесов на лесном участке, равном 4,0 тыс. кбм;
об объявленной начальной цене предмета аукциона, определенной исходя из предварительно определенного годового объема использования лесов и ставок платы за единицу объема лесных ресурсов, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 22.05.2007 № 310, в размере 424,752 тыс. руб.
Проект договора содержал условия:
об определении точного среднегодового объема использования лесов для заготовки древесины проектом освоения лесов (пункт 4);
о возможной корректировке размера арендной платы в связи с изменением среднегодового объема использования лесов по материалам проекта освоения лесов (пункт 7).
Извещение о проведении аукциона и документация об аукционе были размещены на официальном сайте Арендодателя в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» (информация о проведении аукциона и о документации об аукционе явлилась общедоступными).
Таким образом, при проведении аукциона, участники аукциона знали о возможном изменении среднегодового объема использования лесов по материалам проекта освоения лесов и соответствующей ему корректировке размера арендной платы, их права нарушены не были.
По итогам аукциона, состоявшегося 28.10.2009 по второй аукционной единице (далее – Аукцион), победителем был признан Арендатор, с которым Арендодатель подписал протокол № 2 от 28.10.2009 о результатах аукциона на право заключения договора аренды лесного участка в составе земель лесного фонда для заготовки древесины (далее – протокол о результатах аукциона, протокол).
Согласно протоколу о результатах аукциона:
- Арендатор получил на аукционе право на заключение договора аренды лесного участка (пункт 1 протокола);
- окончательная цена предмета аукциона составила 1805,196 тыс. руб. (пункт 2 протокола);
- порядок и сроки внесения арендной платы устанавливаются в соответствии с условиями договора аренды лесного участка (пункт 3 протокола).
По результатам аукциона и на основании соответствующего протокола между Арендодателем и Арендатором (далее – Стороны) был заключен договор аренды лесного участка от 12.11.2009 (далее – Договор) по форме проекта договора, содержащегося в документации об аукционе.
В пункте 4 Договора содержались:
- информация о том, что Арендатору передается лесной участок для заготовки древесины с предварительно определенным годовым объемом использования лесов 4,0 тыс. кбм;
- условие об определении точного среднегодового объема использования лесов для заготовки древесины проектом освоения лесов.
В пункте 7 Договора содержались:
- информация о том, что арендная плата по Договору составляет 1805,196 тыс. руб.;
- условие о возможной корректировке размера арендной платы в связи с изменением среднегодового объема использования лесов по материалам проекта освоения лесов.
Приказом Арендатора от 07.05.2010 было утверждено положительное заключение государственной экспертизы по проекту освоения лесов, разработанному Арендатором для лесного участка, арендуемого им на основании Договора (далее – Проект).
Согласно Проекту среднегодовой объем использования лесов для заготовки древесины (далее также – ежегодный объем заготовки древесины), который обеспечивает рациональное, непрерывное, не истощительное лесопользование на арендуемом лесном участке, устанавливался в объеме 2,9 тыс. кбм.
В соответствии с пунктом 4 Договора и Проектом между Арендодателем и Арендатором было заключено дополнительное соглашение № 1 от 12.07.2010 к Договору (далее – дополнительное соглашение № 1), согласно которому редакция пункта 4 была изменена и в новой редакции содержала информацию о том, что Арендатору передается лесной участок для заготовки древесины с объемом использования лесов в соответствии с Проектом.
На основании заявления Арендатора между Арендодателем и Арендатором было заключено дополнительное соглашение № 2 от 12.11.2013 к Договору, согласно которому редакция пункта 7 была изменена и в новой редакции содержала информацию о том, что:
- размер арендной платы на 2013 год, уточненный в соответствии с объемами использования лесов по материалам Проекта, составляет: на 2013 год – 1241,188 тыс. руб.;
- расчеты размера арендной платы на последующие годы подписываются сторонами ежегодно и являются неотъемлемой частью Договора.
Исковым заявлением заместитель прокурора Пермского края обратился в Арбитражный суд Пермского края с исковыми требованиями к Арендатору, Арендодателю о признании недействительным (ничтожным) пункта 3 дополнительного соглашения № 2 от 12.11.2013 к договору аренды лесного участка от 12.11.2009.
Считаем, что решения Судов подлежат отмене по следующим основаниям.
1. Как следует из Решения (стр. 8, абз. 2), Постановления-1 (стр. 6, абз. 5, 6) Суды отклонили доводы Арендодателя относительно того, что при организации Аукциона годовой объем использования лесов мог быть определен только предварительно (приблизительно), а точный ежегодный объем изъятия лесных ресурсов, который должен применяться при определении арендной платы, определяется только при разработке проекта освоения лесов.
Полагаем, что решения Судов в этой части приняты с существенным нарушением норм пунктов 1-4 статьи 1, статьи 12, части 2 статьи 24, частей 4, 8 статьи 29, статьи 88, частей 1, 2 статьи 89 Лесного кодекса Российской Федерации от 04.12.2006 № 200-ФЗ (в редакции, действующей в период предоставления лесного участка в аренду Арендатору) (далее – Лесной кодекс), учитывая следующее.
Действующее лесное законодательство не регламентирует правила определения ежегодного объема изъятия лесных ресурсов при организации аукциона по продаже права на заключение договора аренды лесного участка, поскольку Лесным кодексом не предусмотрено проектирование мероприятий по использованию лесов при организации аукциона.
При подготовке и организации аукциона осуществляются следующие действия:
проектирование лесного участка (статья 69 Лесного кодекса);
внесение документированной информации о лесном участке в государственный лесной реестр (статья 91);
государственный кадастровый учет лесного участка (статья 92);
организация проведения аукциона по продаже права на заключение договора аренды (статья 79).
Согласно статье 69 Лесного кодекса при проектировании лесных участков осуществляется подготовка проектной документации о местоположении, границах, площади и об иных количественных и качественных характеристиках лесных участков.
Данные действия на момент проведения Аукциона регламентировались приказом Минприроды России от 28.11.2007 № 310 «Об утверждении Порядка проведения государственного учета лесного участка в составе земель лесного фонда».
Согласно статье 91 Лесного кодекса сведения, полученные при проектировании лесных участков, вносится в государственный лесной реестр.
Формы государственного лесного реестра были утверждены приказом Минприроды России от 20.07.2007 № 187 «Об утверждении формы государственного лесного реестра».
В вышеуказанных документах отсутствует требование включать сведения о ежегодном объеме изъятия лесных ресурсов в состав проектной документации и в состав государственного лесного реестра, а также отсутствуют формы, содержащие данную позицию.
В отсутствии правил определения объема изъятия лесных ресурсов при организации аукциона, объем использования лесов, указанный в аукционной документации (извещении о проведении аукциона, проекте договора аренды, информации о результатах аукциона), мог быть определен только предварительно (приблизительно).
При этом следует иметь в виду, что указанные в пункте 2 части 4 статьи 79 Лесного кодекса сведения «об объеме подлежащих заготовке лесных ресурсов», которые указываются в извещении о проведении аукциона, не относятся к предмету аукциона по продаже права на заключение договора аренды лесного участка. Рассматривая норму пункта 2 части 4 статьи 79 Лесного кодекса во взаимосвязи с нормой пункта 1 части 6 статьи 79 Лесного кодекса, очевидно, что сведения «об объеме подлежащих заготовке лесных ресурсов» относятся к предмету аукциона по продаже права на заключение договора купли-продажи лесных насаждений.
В соответствии со статьей 88 Лесного кодекса и принятым в соответствие с ней приказом Минприроды России от 06.04.2007 № 77 «Об утверждении Состава проекта освоения лесов и порядка его разработки» сведения о проектируемом ежегодном объеме изъятия лесного ресурса (древесины) на лесном участке, предоставленном в аренду Арендатору по результатам Аукциона, впервые были определены Арендатором только при составлении Проекта уже после заключения Договора.
Правомерность определения в Проекте ежегодного объема заготовки древесины (2,9 тыс. кбм) на лесном участке, арендуемом Арендатором, была подтверждена положительным заключением государственной экспертизы, утвержденной приказом Арендодателя от 07.05.2010.
После получения положительного заключения государственной экспертизы по Проекту в Договор, заключенный по результатам Аукциона, должны быть внесены корректировки, в результате которых предварительно определенный при организации Аукциона годовой объем использования лесов (4,0 тыс. кбм) должен быть уточнен и приведен в соответствии с Проектом (2,9 тыс. кбм).
При этом изменения, которые потребовалось внести в Договор, не могли быть предусмотрены при организации Аукциона (по состоянию на 28.10.2009), поскольку наличие этих изменений стало известным только после государственной экспертизы Проекта (по состоянию на 07.05.2010).
Предварительно определенный годовой объем использования лесов, указанный в Договоре (4,0 тыс. кбм), не соответствующий ежегодному объему заготовки древесины, указанному в Проекте (2,9 тыс. кбм), не может считаться надлежащим образом определенным, поскольку он:
- не соответствует основным принципам лесного законодательства (в том числе принципу обеспечения рационального, непрерывного, не истощительного использования лесов для удовлетворения потребностей общества в лесах и лесных ресурсах) (статья 1 Лесного кодекса);
- не соответствует целям освоения лесов на арендуемом лесном участке (освоение лесов осуществляется в целях обеспечения их многоцелевого, рационального, непрерывного, не истощительного использования, а также развития лесной промышленности) (статья 12 Лесного кодекса);
- не соответствует проекту освоения лесов (статьи 24, 88 Лесного кодекса);
- не подтвержден положительным заключением государственной экспертизы (статья 89 Лесного кодекса).
Полагаем, что вышеуказанным нормам Лесного кодекса соответствует только ежегодный объем заготовки древесины, указанный в Проекте (2,9 тыс. кбм), получившем положительное заключение государственной экспертизы, и разработанным лицом, которому лесной участок был предоставлен в аренду на основании Договора, заключенного по результатам Аукциона.
Учитывая изложенное, решения Судов в части отклонения доводов Арендодателя относительно того, что при организации аукциона годовой объем использования лесов может быть определен только предварительно (приблизительно), а точный ежегодный объем изъятия лесных ресурсов (заготовки древесины), определяется только при разработке проекта освоения лесов приняты с существенным нарушением норм пунктов 1-4 статьи 1, статьи 12, части 2 статьи 24, частей 4, 8 статьи 29, статьи 88, частей 1, 2 статьи 89 Лесного кодекса.
2. Как следует из Решения (стр. 8, абз. 9), Постановления-1 (стр. 6, абз. 3), Постановления-2 (стр. 5, абз. 2) Суды отклонили доводы Арендодателя относительно неправомерности при рассмотрении спорных правоотношений применения части 2 статьи 74 Лесного кодекса, в редакции в которой содержится ссылка на часть 7 статьи 53.7 Лесного кодекса. Суды в своих решениях указали на отсутствие у Арендодателя доказательств наличия обстоятельств, предусмотренных частью 7 статьи 53.7 Лесного кодекса, при изменении условий Договора.
Полагаем, что решения Судов в этой части приняты с существенным нарушением норм пунктов 1, 2 статьи 422 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – Гражданский кодекс), учитывая следующее.
На дату заключения Договора часть 2 статьи 74 Лесного кодекса применялась в следующей редакции, введенной в действие с 01.01.2007:
«2. При заключении договора аренды лесного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, по результатам аукциона изменение условий аукциона на основании соглашения сторон такого договора или по требованию одной из его сторон не допускается».
В указанной редакции части 2 статьи 74 Лесного кодекса упоминание части 7 статьи 53.7 Лесного кодекса отсутствует.
Измененная редакция части 2 статьи 74 Лесного кодекса, в которую включена ссылка на часть 7 статьи 53.7 Лесного кодекса, введена в действие Федеральным законом от 29.12.2010 № 442-ФЗ «О внесении изменений в Лесной кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее – Федеральный закон от 19.12.2010 № 442-ФЗ), который вступил в силу 31.12.2010.
Согласно пунктам 1, 2 статьи 422 Гражданского кодекса договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения. Если после заключения договора принят закон, устанавливающий обязательные для сторон правила иные, чем те, которые действовали при заключении договора, условия заключенного договора сохраняют силу, кроме случаев, когда в законе установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров.
Федеральный закон от 29.12.2010 № 442-ФЗ таких норм не содержит, соответственно применение части 2 статьи 74 Лесного кодекса в указанной в решениях Судов редакции, действующей с 31.12.2010, к спорным правоотношениям, связанным с выполнением условий пунктов 4, 7 Договора, заключенного до 31.12.2010, неправомерно.
Учитывая изложенное, решения Судов в части отклонения доводов Арендодателя относительно неправомерности при рассмотрении спорных правоотношений применения части 2 статьи 74 Лесного кодекса, в редакции в которой содержится ссылка на часть 7 статьи 53.7 Лесного кодекса, приняты с существенным нарушением вышеуказанных норм Гражданского кодекса.
3. Как следует из Постановления-1 (стр. 6, абз. 7) Суд полагает, что правовая позиция Конституционного Суда Российской Федерации (далее – Конституционный Суд РФ), изложенная в Определении от 29.05.2014 № 1021-О, указывает на то, что на момент заключения дополнительного соглашения № 2 действующим законодательством не была предусмотрена возможность изменения условий заключенного по результатам аукциона Договора, за исключением случая, определенного в части 7 статьи 53.7 Лесного кодекса.
Вместе с тем, в Определении от 29.05.2014 № 1021-О, которым было отказано в принятии жалобы ООО «Кедр» на нарушение конституционных прав и свобод частью 2 статьи 74 Лесного кодекса, Конституционный Суд РФ указывает следующее:
«По мнению заявителя, оспариваемая норма устанавливает ограничение свободы договора как одного из начал гражданского законодательства, а в конечном счете – ограничение конституционных прав и свобод, и прежде всего – свободы экономической деятельности…
…Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные заявителем материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.
Часть 2 статьи 74 Лесного кодекса Российской Федерации о недопустимости – при заключении договора аренды лесного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, по результатам аукциона – изменения условий аукциона на основании соглашения сторон такого договора или по требованию одной из его сторон, за исключением случая, предусмотренного частью 7 статьи 53.7 данного Кодекса, создает – наряду с другими законоположениями – необходимую правовую основу порядка предоставления в аренду лесных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности, и направлена на обеспечение баланса интересов и равноправия участников аукциона, защиту публичных интересов, а также на предотвращение злоупотреблений при предоставлении в аренду лесных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности, а потому не может рассматриваться как нарушающая конституционные права заявителя в указанном им аспекте».
Таким образом, из Определения от 29.05.2014 № 1021-О следует, что жалоба не принята к рассмотрению, поскольку, по мнению заявителя, оспариваемая норма устанавливает ограничение свободы договора, а, по мнению Конституционного Суда РФ, часть 2 статьи 74 Лесного кодекса создает необходимую правовую основу порядка предоставления в аренду лесных участков и направлена предотвращение злоупотреблений при предоставлении в аренду лесных участков, а потому не может рассматриваться как нарушающая конституционные права заявителя в указанном им аспекте.
Принципиально важным в этом аспекте представляется содержание норм части 1 статьи 72, части 1 статьи 88 Лесного кодекса, согласно которым предоставление лесного участка в аренду [в соответствии порядком (правилами) предоставления] заканчивается до момента составления проекта освоения лесов, поскольку указанные проекты составляются лицами, которым лесные участки уже предоставлены в аренду, т.е. с которыми заключен договор аренды лесного участка.
Следовательно, в Определении Конституционного Суда РФ от 29.05.2014 № 1021-О:
во-первых, устанавливается, что часть 2 статьи 74 Лесного кодекса создает необходимую правовую основу порядка предоставления в аренду лесных участков, но не порядка изменения условий договора аренды лесного участка, заключенного по результатам аукциона;
во-вторых, указываются критерии, которые предопределяют императивность содержания нормы части 2 статьи 74 Лесного кодекса только при предоставлении лесного участка в аренду – это необходимость создания правовой основы порядка предоставления в аренду лесных участков, обеспечение баланса интересов и равноправия участников аукциона, защиту публичных интересов, а также предотвращение злоупотреблений при предоставлении в аренду лесных участков.
Представляется, что Конституционный Суд РФ толкует норму части 2 статьи 74 Лесного кодекса исходя из ее существа и целей законодательного регулирования, то есть принимаются во внимание цели, которые преследовал федеральный законодатель, устанавливая данную норму, а не только буквальное значение содержащихся в ней слов и выражений.
Также, в Определении от 23.06.2016 № 1367-О сравнивая между собой положения частей 2 и 2.1 статьи 74 Лесного кодекса Конституционный Суд РФ указывает на то, что:
положения части 2 статьи 74 Лесного кодекса предусматривают недопустимость при заключении договора аренды лесного участка по результатам аукциона изменение условий аукциона за исключением прямо предусмотренных случаев, и устанавливают основания для изменения условий аукциона при заключении договора аренды лесного участка
положения части 2.1 статьи 74 Лесного кодекса предусматривают возможность изменения договора аренды лесного участка, заключенного по результатам аукциона, и устанавливают основания для изменения условий договора аренды, заключенного по результатам аукциона.
В Определении от 20.12.2016 № 2639-О Конституционный Суд РФ указывает на то, что часть 2 статьи 74 Лесного кодекса создает необходимую правовую основу порядка предоставления в аренду лесных участков и в системе правового регулирования какой-либо неопределенности ее действия во времени не содержит.
Таким образом, в Определениях Конституционного Суда РФ от 29.05.2014 № 1021-О, от 23.06.2016 № 1367-О, от 20.12.2016 № 2639-О и др. позиция Конституционного Суда РФ однозначна: императивная норма части 2 статьи 74 Лесного кодекса регламентирует только основания для изменения условий аукциона при заключении договора аренды лесного участка по результатам аукциона, а не основания для изменения условий договора аренды, заключенного по результатам аукциона.
Федеральный законодатель прислушался к правовой позиции Конституционного Суда РФ и Федеральным законом от 29.06.2015 № 206-ФЗ «О внесении изменений в Лесной кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования регулирования лесных отношений» (действует с 01.10.2015), норму, регламентирующую недопустимость при заключении договора аренды лесного участка по результатам аукциона изменение условий аукциона, оставил в статье 74 Лесного кодекса, которая регламентирует только правила заключения договоров аренды, а не перенес в статью 74.1 Лесного кодекса, которая регламентирует правила изменения заключенного договора аренды.
Таким образом, в настоящее время в Лесном кодексе, также как и в Гражданском кодексе нормы, регулирующие заключение договора аренды и изменение заключенного договора аренды, представлены в разных статьях.
Полагаем, что это исключает внутренние противоречия нормы части 2 статьи 74 Лесного кодекса, которые возникли после изменения ее первоначальной редакции Федеральным законом от 29.12.2010 № 442-ФЗ и Федеральным законом от 21.07.2014 № 250-ФЗ «О внесении изменений в статьи 74 и 81 Лесного кодекса Российской Федерации» (вступил в силу с 22.07.2014), когда в норму, регламентирующую недопустимость изменения условий аукциона при заключении договора аренды лесного участка по результатам аукциона, были включены нормы, регулирующие основания для изменения условий договора аренды, заключенного по результатам аукциона.
В настоящее время действующая редакция нормы части 2 статьи 74 Лесного кодекса (с 01.03.2017 в статье 73.1 Лесного кодекса в соответствии с Федеральным законом от 23.06.2017 № 218-ФЗ) фактически совпадает с первой редакцией от 04.12.2006 части 2 статьи 74 Лесного кодекса, которая действовала в период предоставления лесного участка в аренду Арендатору.
Учитывая изложенное, Судом неправильно истолкована правовая позиция Конституционного Суда РФ, изложенная в Определении от 29.05.2014 № 1021-О, относительно содержания нормы части 2 статьи 74 Лесного кодекса.
Небезынтересна в связи с этим позиция разработчиков проекта Лесного кодекса Российской Федерации по вопросу содержания нормы части 2 статьи 74 Лесного кодекса.
Указанная позиция изложена в Сборнике «Лесной кодекс Российской Федерации. Комментарии» (Под общ. ред. Н.В. Комаровой, В.П. Рощупкина.
– М: ВНИИЛМ, 2007. – 856 с.) (далее – Сборник, Комментарии).
Возглавляли авторский коллектив Комментариев (на момент их разработки):
Комарова Н.В. – председатель Комитета Государственной Думы по природным ресурсам, природопользованию и экологии (под руководством председателя профильного Комитета проект Лесного кодекса, поступивший в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации, проходил все стадии рассмотрения и утверждения);
Рощупкин В.П. – руководитель Рослесхоза.
В предисловии к Комментариям указано:
«Необходимость издания представленных на суд читателя Комментариев во многом объясняется тем, что в них не только разъясняются требования нового лесного законодательства, но и поясняется, исходя из каких соображений составлялись те или иные нормы и какие при этом использовались материалы…
Немаловажен тот факт, что Комментарии подготовлены представителями тех государственных органов, под эгидой которых осуществлялась выработка предложений по составлению текста тех или иных норм Лесного кодекса Российской Федерации. Большинство авторов Комментариев принимали в этом процессе непосредственное личное участие».
В комментариях Сборника к части 2 статьи 74 Лесного кодекса указано:
«В части 2 комментируемой статьи требуется, чтобы содержание заключаемого договора аренды лесного участка полностью соответствовало условиям аукциона. Законодатель в данном случае прислушался к мнению специалистов Федеральной антимонопольной службы, настаивающих на включение в ЛК РФ указанной нормы».
В комментариях Сборника к части 2 статьи 77 Лесного кодекса указано:
«Частью 2 комментируемой статьи требуется, чтобы при заключении договора купли-продажи лесных насаждений по результатам аукциона его условия не изменялись по соглашению сторон или по требованию одной из сторон.
Так же как и в случае с договором аренды, заключаемым по результатам аукциона, законодатель при составлении данной нормы учел мнение Федеральной антимонопольной службы, посчитавшей, что таким образом будут исключены возможные недобросовестные действия сторон соответствующих сделок».
Материалы Сборника направлялись в субъекты Российской Федерации и ими в своей практической деятельности руководствовались как уполномоченные органы государственной власти субъектов Российской Федерации, так и федеральные органы исполнительной власти.
Учитывая вышеизложенное, полагаем, что Судом неправильно толкуется правовая позиция Конституционного Суда РФ, изложенная в Определении от 29.05.2014 № 1021-О, относительно содержания нормы части 2 статьи 74 Лесного кодекса, и, кроме того, доводы Суда противоречат норме части 1 статьи 88 Лесного кодекса.
4. Как следует из Постановления-1 (стр. 6, абз. 5, 6) Суд отклонил доводы Арендодателя относительно того, что условия дополнительного соглашения № 2 о размере арендной платы и дополнительного соглашения № 1 о ежегодном объеме заготовки древесины являются взаимосвязанными, и не может быть признано недействительным только дополнительное соглашение № 2 о размере арендной платы.
Полагаем, что решение Суда в этой части приняты с существенным нарушением норм части 2 статьи 73, пункта 4 части 4 статьи 79, Лесного кодекса, учитывая следующее.
Как следует из Определения Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 20.01.2016 по делу № 301-ЭС15-11442 по смыслу подпункта 4 части 4 статьи 79 Лесного кодекса начальная цена предмета аукциона (начальный размер арендной платы) зависит от предмета аукциона и в соответствии с частью 2 статьи 73 Лесного кодекса при использовании лесного участка с изъятием лесных ресурсов определяется как произведение ставки платы за единицу объема лесных ресурсов и объема изъятия лесных ресурсов на арендуемом лесном участке. Поскольку принятые в соответствии с пунктами 7, 4 Договора дополнительное соглашение № 2 о размере арендной платы и дополнительное соглашения № 1 об объеме заготовки древесины являются взаимосвязанными не может быть признано недействительным только изменение условий Договора в части изменения размера арендой платы.
Вместе с тем в исковом заявлении заместителя прокурора Пермского края опротестовывался и Постановлением-1 признан недействительным только пункт 3 дополнительного соглашения № 2, согласно которому по материалам Проекта был уточнен на 2013 год размер арендной платы, указанный в пункте 7 Договора для предварительно определенного годового объема использования лесов (уменьшен с 1805,196 тыс. руб. до 1241,188 тыс. руб.).
При этом в соответствии с пунктом 7 Договора корректировка размера арендной платы была предусмотрена в связи с изменением среднегодового объема использования лесов по материалам проекта освоения лесов
В свою очередь, требование об определении точного среднегодового объема использования лесов для заготовки древесины в соответствии с проектом освоения лесов установлено в пункте 4 Договора.
Точный ежегодный объем заготовки древесины на арендуемом лесном участке был определен в Проекте, который получил положительное заключение государственной экспертизы № 01-2010/174, утвержденное приказом Арендодателя от 07.05.2010.
В соответствии с пунктом 4 Договора и согласно Проекту между Арендодателем и Арендатором было заключено дополнительное соглашение № 1, согласно которому среднегодовой объем заготовки древесины был приведен в соответствие указанному проекту (2,9 тыс. кбм), но изменен по сравнению с установленным аукционной документацией, и заключенным по результатам аукциона Договором (уменьшен с 4,0 тыс. кбм до 2,9 тыс. кбм).
С учетом вышеизложенных требований пунктов 4, 7 Договора и на основании Проекта уменьшение размера арендной платы, соразмерное уменьшению ежегодного объема заготовки древесины на арендуемом лесном участке, было осуществлено путем заключения дополнительного соглашения № 2.
На основании изложенного и выводов Определения Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 20.01.2016 по делу № 301-ЭС15-11442 условия дополнительного соглашения № 2 о размере арендной платы и условия дополнительного соглашения № 1 об объеме заготовки древесины являются взаимосвязанными. Соответственно, не может быть признана недействительной только часть изменений условий Договора, касающаяся изменения размера арендой платы, без признания недействительной части изменений условий Договора, касающейся изменения объема заготовки древесины.
Учитывая изложенное, решение Суда в части отклонения доводов Арендодателя относительно того, что условия дополнительного соглашения № 2 о размере арендной платы и дополнительного соглашения № 1 о ежегодном объеме заготовки древесины являются взаимосвязанными, и не может быть признано недействительным только дополнительное соглашение № 2 приняты с существенным нарушением норм части 2 статьи 73, пункта 4 части 4 статьи 79 Лесного кодекса.
5. Как следует из Решения (стр. 8, абз. 4, 5), Постановления-1 (стр. 5, абз. 11, стр. 7, абз. 6, 7) Суды отклонили доводы Арендодателя относительно того, что предметом Аукциона по продаже права на заключение договора аренды лесного участка являлось право на заключение Договора.
Полагаем, что решения Судов в этой части приняты с существенным нарушением норм частей 1, 2, пунктов 2, 4 части 4 статьи 79, части 1 статьи 80, части 8 статьи 83, части 1 статьи 95 Лесного кодекса, статей 3, 5, 8 Федерального закона от 29.07.1998 № 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» (далее – Федеральный закон от 29.07.1998 № 135-ФЗ), учитывая следующее.
1). Анализ норм частей 1, 2 статьи 79 и части 1 статьи 80 Лесного кодекса в их взаимосвязи показывает, что предмет аукциона – это объект гражданских прав, который продавец продает, а участник аукциона приобретает.
По определению, на аукционе по продаже права на заключение договора аренды лесного участка предметом аукциона, т.е. тем, что продается и приобретается на аукционе, может быть только «право на заключение договора аренды лесного участка».
Представляется ошибочным полагать, что при проведении аукциона, на котором продается право на заключение договора аренды лесного участка, участники аукциона приобретают размер арендной платы, а не указанное имущественное право.
2). Анализ норм части 1 статьи 95 Лесного кодекса, статей 3, 5, 8 Федерального закона от 29.07.1998 № 135-ФЗ в их взаимосвязи показывает, что размер арендной платы не входит в исчерпывающий перечень объектов гражданских прав, указанный в части 1 статьи 95 Лесного кодекса, т.е. не относится к объектам оценки при определении их рыночной или иной стоимости, и, следовательно, не может являться предметом аукциона по продаже права на заключение договора аренды лесного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности.
3). В соответствии с пунктами 2, 4 части 4 статьи 79 Лесного кодекса извещение о проведении аукциона должно содержать сведения:
о предмете аукциона, в том числе о местоположении лесных участков, о площади и границах лесных участков, о видах и об установленных лесохозяйственным регламентом параметрах использования лесов (пункт 2);
о начальной цене предмета аукциона (начальном размере арендной платы), определяемой в соответствии со статьями 73 Лесного кодекса, но не ниже минимального размера арендной платы (пункт 4).
Таким образом, поскольку сведения о предмете аукциона и о начальной цене предмета аукциона (путем повышения которой устанавливается размер арендной платы) определены в различных пунктах части 4 статьи 79 Лесного кодекса, постольку размер арендной платы за использование лесного участка не относился к перечню сведений о предмете аукциона.
4). Вышеуказанные нормы статьи 79 Лесного кодекса в полной мере соответствуют норме пункта 2 статьи 448 Гражданского, согласно которой извещение о проведении торгов должно содержать, во всяком случае, сведения о предмете торгов, а также сведения о начальной цене.
Также в статье 448 Гражданского кодекса определено, что в случае, если предметом торгов является только право на заключение договора, в извещении о предстоящих торгах должен быть указан предоставляемый для этого срок.
Соответствующая норма о необходимости указывать в извещении о проведении аукциона срок, в течение которого по результатам аукциона должен быть заключен договор аренды лесного участка, указана в пункте 6 части 4 статьи 79 Лесного кодекса.
5). В решениях Судов неверно истолковано содержание части 1 статьи 78 Лесного кодекса, учитывая, что приведенная в них редакция части 1 статьи 78 Лесного кодекса действует с 10.08.2008, т.е. после вступления в силу Федерального закона от 22.07.2008 № 143-ФЗ «О внесении изменений в Лесной кодекс Российской Федерации и Федеральный закон «О введении в действие Лесного кодекса Российской Федерации» (далее – Федеральный закон от 22.07.2008 № 143-ФЗ).
Вместе с тем слова «предмет аукциона» включены в часть 1 статьи 78 Лесного кодекса первой редакцией Лесного кодекса, действующей с 01.01.2007.
Полагаем, что слова «предмет аукциона», включены в часть 1 статьи 78 Лесного кодекса в юридико-технических целях, поскольку они являются обобщающими и облегчающими восприятие норм в целом для статей 78 - 80 главы 8 Лесного кодекса, в которой одни и те же нормы распространяют свое действие как на аукционы по продаже права на заключение договора аренды лесного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, так и на аукционы по продаже права на заключение договора купли-продажи лесных насаждений.
6). Принятие Федерального закона от 22.07.2008 № 143-ФЗ было направлено на исключение возможности неоднозначного толкования положений Лесного кодекса о начальной цене предмета аукциона, поскольку к началу 2008 года в Российской Федерации сложилась практика, связанная с неоднозначным определением цены предмета аукциона.
В ряде субъектов Российской Федерации цена предмета аукциона относилась к периодическим арендным платежам, в других субъектах Российской Федерации – к разовому платежу за право заключения договора аренды лесного участка, дополнительному к периодическим арендным платежам.
В целях устранения неоднозначной правоприменительной практики Федеральным законом от 22.07.2008 № 143-ФЗ были внесены изменения в статьи 78 - 80 Лесного кодекса.
В соответствии с пунктом 6 статьи 1 Федерального закона № 143-ФЗ часть 1 статьи 78 Лесного кодекса дополнена словами «(начальный размер арендной платы или начальная цена заготавливаемой древесины)».
В пояснительной записке к соответствующему законопроекту № 53933-5 было указано следующее:
«Законопроектом предусматривается изменение ряда положений Лесного кодекса Российской Федерации, направленное, в том числе … на исключение возможности неоднозначного толкования положений Лесного кодекса о начальной цене предмета аукциона.
…В ряде субъектов Российской Федерации при проведении аукционов по продаже права на заключение договоров аренды лесных участков и договоров купли-продажи лесных насаждений возникают вопросы, связанные с неоднозначными представлениями участников лесных отношений о содержании понятия «начальная цена предмета аукциона».
Законопроектом вносятся изменения в статьи 78 - 80 Лесного кодекса, устраняющие возможность двоякого толкования норм о начальной цене предмета аукциона. Устанавливается соответствие между начальной ценой предмета аукциона и начальным размером арендной платы или начальной ценой заготавливаемой древесины, а также четкий механизм определения начальной цены предмета аукциона.».
Таким образом, согласно Федеральному закону от 22.07.2008 № 143-ФЗ начальный размер арендной платы является не предметом аукциона, а начальной ценой предмета аукциона (права на заключение договора аренды лесного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности).
7). В соответствии с частью 8 статьи 83 Лесного кодекса уполномоченный федеральный орган исполнительной власти вправе издавать нормативные правовые акты по вопросам осуществления, переданных органам государственной власти субъектов Российской Федерации полномочий, а также обязательные для исполнения методические и инструктивные материалы об осуществлении таких полномочий органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации.
Приказом Минсельхоза России от 24.02.2009 № 75 утверждены «Методические указания по подготовке, организации и проведению аукционов по продаже права на заключение договоров аренды лесных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности, либо права на заключение договора купли-продажи лесных насаждений в соответствии со статьями 78 - 80 Лесного кодекса Российской Федерации» (далее – Методические указания).
В соответствии с Методическими указаниями организатор аукциона:
- определяет лесные участки, право аренды которых подлежит продаже,
а при продаже права на заключение договора купли-продажи лесных насаждений – местоположение лесных насаждений и объем подлежащей заготовке древесины (п.п. «а» п. 11);
- определяет в соответствии с Лесным кодексом начальную продажную цену права аренды или начальную продажную цену лесных насаждений, величину повышения начальной цены предмета аукциона «шаг аукциона») (п.п. «д» п. 12).
Таким образом, согласно пунктам 11, 12 Методических указаний (в части аренды лесных участков):
- предмет аукциона (т.е. то, что продается на аукционе) – это «право аренды» (право на заключение договора аренды лесного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности);
- начальная цена – это «начальная продажная цена права аренды» (начальная цена, по которой продается (выставлено на аукцион) право на заключение договора аренды лесного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности).
Кроме того, согласно пункту 12 Методических указаний «предмет аукциона» – это обобщающее понятие для статей 78-80 Лесного кодекса, в которых одни и те же нормы распространяют свое действие как на аукционы по продаже права на заключение договора аренды лесного участка, так и на аукционы по продаже права на заключение договора купли-продажи лесных насаждений.
Учитывая изложенное, решения Судов в части отклонения доводов Арендодателя относительно того, что предметом Аукциона являлось право на заключение Договора приняты с существенным нарушением норм частей 1, 2 статьи 79, пунктов 2, 4 части 4 статьи 79, части 1 статьи 80, части 8 статьи 83, части 1 статьи 95 Лесного кодекса, статей 3, 5, 8 Федерального закона от 29.07.1998 № 135-ФЗ.
Также считаем необходимым отметить, что при обосновании вывода о том, что размер арендной платы за использование лесного участка является предметом аукциона, Суды, как правило, ссылаются на Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.12.2013 № 12157/13 по делу № А28-5083/2012.
В данном Постановлении указанный тезис относился к позиции Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа, был упомянут со ссылкой на постановление кассационной инстанции от 12.07.2013, а при вынесении решения по делу формально не был дезавуирован Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации и в дальнейшем широко применялся при подаче исковых заявлений.
6. Как следует из Постановления-1 (стр. 7, абз. 2), Постановления-2 (стр. 5, абз. 2) Суды отклонили доводы Арендодателя относительно того, что в отсутствие установленных правил определения объема изъятия лесных ресурсов при организации аукциона, указанная в протоколе о результатах аукциона и в договоре аренды окончательная цена предмета аукциона рассчитана лишь для предварительно определенного годового объема использования лесов и требует корректировки по материалам проекта освоения лесов.
Полагаем, что решения Судов в этой части приняты с существенным нарушением норм статей 1, 73, 94 Лесного кодекса, учитывая следующее.
Постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.11.2011 № 73 «Об отдельных вопросах практики применения правил Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре аренды» (далее – Постановление от 17.11.2011 № 73) даны следующие разъяснения.
Согласно пункту 16 Постановления от 17.11.2011 № 73:
в силу абзаца второго пункта 1 статьи 424 Гражданского кодекса в предусмотренных законом случаях плата по договору аренды может регулироваться уполномоченным органом;
к федеральным законам, которыми предусматриваются случаи регулирования уполномоченным на то органом платы по договору аренды, относится Лесной кодекс (статья 73 Лесного кодекса);
к договору аренды, заключенному после вступления в силу федерального закона, предусматривающего необходимость государственного регулирования размера арендной платы, подлежит применению порядок определения размера арендной платы, устанавливаемый уполномоченным органом в соответствии с этим федеральным законом (далее – регулируемая арендная плата).
Согласно пункту 18 Постановления от 17.11.2011 № 73:
по смыслу пункта 4 статьи 447 Гражданского кодекса размер арендной платы не является регулируемым, если размер арендной платы определяется по результатам проведения торгов.
Таким образом, положения пунктов 16 и 18 Постановления от 17.11.2011 № 73 прямо противоположны, что обуславливает два варианта: или арендная плата по договору аренды лесного участка является регулируемой, и она не может не изменяться после аукциона, либо она определяется по результатам торгов и не может изменяться в дальнейшем.
В пункте 18 Постановления от 17.11.2011 № 73 предусмотрена также возможность установления арендной платы таким образом, когда государственное регулирование относится лишь к одному или нескольким элементам предусмотренного в договоре порядка определения размера арендной платы, при этом другие элементы платы определяются по результатам торгов, если это не противоречит порядку проведения торгов, установленному в соответствии с федеральным законом.
При этом элементами платы, установленной по результатам торгов, являются арендные платежи, состоящие из минимального размера арендной платы и платы за пользование лесом, превышающей минимальный размер (Определение Верховного Суда Российской Федерации от 06.09.2016 № 307-ЭС16-10718).
В соответствии с постановлениями Правительства Российской Федерации от 01.02.2016 № 53 «Об утверждении методики определения размера арендной платы по договору аренды лесного участка, заключаемому в соответствии с пунктом 2 части 4 статьи 74 Лесного кодекса Российской Федерации» (далее – Постановление от 01.02.2016 № 53) и от 22.05.2007 № 310 «О ставках платы за единицу объема лесных ресурсов и ставках платы за единицу площади лесного участка, находящегося в федеральной собственности» (далее – Постановление от 22.05.2007 № 310) по результатам аукциона по продаже права на заключение договора аренды лесного участка устанавливается коэффициент превышения аукционной цены над начальной ценой.
Коэффициент превышения определяется:
путем деления размера арендной платы, сформировавшейся по результатам аукциона по продаже права на заключение договора аренды, на начальную цену предмета аукциона (начальный размер арендной платы) (Постановление от 01.02.2016 № 53),
путем деления суммарного расчетного размера арендной платы по действующим договорам аренды лесных участков в субъекте Российской Федерации на суммарный размер арендной платы, рассчитанной по ставкам платы, утвержденных постановлением от 22.05.2007 № 310 (при определении платы за аренду лесного участка, используемого для реализации инвестиционного проекта) (Постановление от 22.05.2007 № 310).
Таким образом, коэффициент превышения определяется по результатам аукциона исходя из окончательной аукционной цены в целом, а не по отдельным элементам арендной платы, сформировавшейся по результатам аукциона.
Соответственно, и коррелирует коэффициент превышения не с отдельными элементами арендной платы, а с начальной ценой предмета аукциона (начальным размером арендной платы) и величиной ее повышения с первого «шага аукциона» и до последнего предложения о цене предмета аукциона.
При этом любое повышение начальной цены предмета аукциона при отсутствии следующего предложения о более высокой цене образует коэффициент превышения аукционной цены над начальной ценой (в том числе, после первого «шага аукциона»).
Так, при «шаге аукциона», установленном в размере пяти процентов от начальной цены предмета аукциона, коэффициент превышения равен: по первому предложению о цене предмета аукциона – 1,05, по второму предложению – 1,10, по третьему предложению – 1,15 и т.д.
Данным условиям соответствует следующая формула, по которой определяется окончательная цена предмета аукциона:
АЦ = НЦ * КПРЕВ,
где АЦ – аукционная цена (окончательная цена предмета аукциона),
НЦ – начальная цена предмета аукциона,
КПРЕВ – коэффициент превышения аукционной цены над начальной ценой.
В соответствии со статьей 73 Лесного кодекса:
размер арендной платы определяется на основе минимального размера арендной платы (часть 1);
при использовании лесного участка с изъятием лесных ресурсов минимальный размер арендной платы определяется как произведение ставки платы за единицу объема лесных ресурсов и объема изъятия лесных ресурсов на арендуемом лесном участке (часть 2);
для аренды лесного участка, находящегося в федеральной собственности, ставки платы за единицу объема лесных ресурсов устанавливаются Правительством Российской Федерации (часть 4).
Учитывая, что аукционная цена – это размер арендной платы, а начальная цена предмета аукциона устанавливается не ниже, чем минимальный размер арендной платы, указанную выше формулу при организации и проведении аукциона можно представить в виде:
А = АМИН * КПРЕВ (соответствует части 1 статьи 73 Лесного кодекса),
где А – годовой размер арендной платы, указанный в договоре аренды, заключенном по результатам аукциона,
АМИН – минимальный размер арендной платы,
КПРЕВ – коэффициент превышения аукционной цены над минимальным размером арендной платы.
При этом:
АМИН = СП310 * VАУ (соответствует части 2 статьи 73 Лесного кодекса),
где СП310 – ставки платы, утвержденные Постановлением от 22.05.2007 № 310 (соответствует части 4 статьи 73 Лесного кодекса),
VАУ – предварительно определенный объем использования лесов при организации аукциона.
Анализ вышеуказанных формул показывает, что вся арендная плата (а не отдельные ее элементы) является регулируемой и может изменяться после аукциона (изменение формулы; компонентов, в т.ч. уточнение предварительно определенного объема; ставок платы).
По результатам государственной экспертизы проекта освоения лесов:
- точный размер годовой арендной платы по ставкам платы, утвержденным Постановлением от 22.05.2007 № 310, определяется по формуле:
АСП310 = СП310 * КИНД * VПОЛ, (соответствует части 2 статьи 73 Лесного кодекса),
где Кинд – ежегодный коэффициент индексации к ставкам платы,
VПОЛ – ежегодный объем заготовки древесины, установленный проектом освоения лесов;
- точный размер годовой арендной платы, указываемый в договоре аренды лесного участка, определяется по формуле:
А = СП310 * КИНД * VПОЛ * КПРЕВ (соответствует части 2 статьи 73 Лесного кодекса).
Обратимся к разъяснениям, которые даны в пункте 3 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.03.2014 № 16 «О свободе договора и ее пределах» (далее – Постановление от 14.03.2014 № 16), по вопросу, касающегося договора энергоснабжения, но с обстоятельствами, схожими с рассматриваемыми спорными правоотношениями.
С учетом разъяснений, указанных в пункте 3 Постановление от 14.03.2014 № 16, полагаем следующее.
Поскольку ставки платы за древесину являются регулируемыми и лесным законодательством не установлены правила определения ежегодного объема заготовки древесины и порядок (правила) определения начального размера арендной платы при организации аукциона, постольку в договоре аренды, заключенном по результатам аукциона, не может устанавливаться окончательная (неизменяемая) арендная плата, т.к. она рассчитана лишь для предварительно определенного годового объема использования лесов.
Поскольку определение точного объема изъятия древесины на арендуемом лесном участке возможно только после проведения государственной экспертизы проекта освоения лесов, постольку установление в договоре аренды лесного участка годовой арендной платы в размере, соответствующем окончательной цене предмета аукциона, ограничено периодом, который заканчивается получением положительного заключения государственной экспертизы по проекту освоения лесов.
Поскольку после получения положительного заключения в договор аренды лесного участка должны быть внесены изменения (скорректированы годовой объем изъятия лесных ресурсов на лесном участке (ежегодный объем заготовки древесины) и размер годовой арендной платы) иначе условия договора аренды не будут соответствовать нормам Лесного кодекса, постольку редакции нормы части 2 статьи 74 Лесного кодекса, действующие с 31.12.2010 по 01.10.2015, могут иметь только диспозитивный характер и пределы диспозитивности.
Эти правила соответствуют основным принципам лесного законодательства, указанным в статье 1 Лесного кодекса, и направлены на сохранение, воспроизводство, охрану, защиту, рациональное, непрерывное, неистощительное, платное использование лесов, обеспечиваемых нормами Лесного кодекса.
Учитывая изложенное, решения Судов в части отклонения доводов Арендоадателя относительно того, что в отсутствие установленных правил определения объема изъятия лесных ресурсов при организации аукциона, указанная в протоколе о результатах аукциона и в договоре аренды окончательная цена предмета аукциона рассчитана лишь для предварительно определенного годового объема использования лесов и требует корректировки по материалам проекта освоения лесов, приняты с существенным нарушением норм статей 1, 73, 94 Лесного кодекса.
6. Как следует из Постановления-1 (стр. 7, абз. 5) Суд отклонил доводы Арендодателя относительно того, что в Договоре отсутствуют условия о невозможности изменения условий Договора в случае существенного изменения обстоятельств, из которых Стороны исходили при его заключении.
Полагаем, что решения Суда в этой части приняты с существенным нарушением норм статьи 451 Гражданского кодекса и нарушают права и законные интересы Арендатора в сфере предпринимательской деятельности, учитывая следующее.
В соответствии с пунктом 1 статьи 451 Гражданского кодекса:
существенное изменение обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора, является основанием для его изменения или расторжения, если иное не предусмотрено договором или не вытекает из его существа (абз. 1);
изменение обстоятельств признается существенным, когда они изменились настолько, что, если бы стороны могли это разумно предвидеть, договор вообще не был бы ими заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях (абз. 2).
В соответствии с пунктами 4, 7 Договора, заключенного по результатам аукциона, были установлены:
условие об определении точного среднегодового объема использования лесов для заготовки древесины Проектом (пункт 4).
условие о корректировке размера арендной платы в связи с изменением среднегодового объема использования лесов по материалам Проекта (пункт 7);
Таким образом, в Договоре не только не были предусмотрены условия о невозможности изменения условий Договора в случае существенного изменения обстоятельств, из которых стороны исходили при его заключении, но, напротив, были указаны основания для изменения Договора, поскольку и точный объем заготовки древесины, и обусловленный им размер арендной платы, определяемые в дальнейшем на основании проекта освоения лесов, могли отличаться от соответствующих показателей, установленных на момент заключения Договора по результатам Аукциона.
В соответствии с Договором, заключенным по результатам Аукциона, Арендатору передавался в аренду лесной участок с предварительно определенным годовым объемом заготовки древесины 4,0 тыс. кбм за 1805,196 тыс. руб. (т.е. цена 1 кбм – 451 рублей) (1805,196: 4,0 = 451).
По итогам государственной экспертизы Проекта было установлено, что на арендуемом лесном участке ежегодно в рубку может быть назначено не более 2,9 тыс. кбм.
При этом годовая арендная плата, по мнению заместителя прокурора Пермского края, должна сохраняться в размере 1805,196 тыс. руб., т.е. цена 1 кбм возросла бы до 622 рублей (1805,196 : 2,9 = 622).
Полагаем, что было бы ошибочным предполагать, что уменьшение ежегодного объема заготовки древесины с 4,0 тыс. кбм до 2,9 тыс. кбм (объем снизился в 1,4 раза) при одновременном увеличении цены одного кубометра древесного сырья с 451 руб. до 622 руб. (цена увеличилась в 1,4 раза) не является для Арендатора существенным изменением обстоятельств, из которых Арендатор исходил при заключении Договора.
Учитывая изложенное, решение Суда в части отклонения доводов Арендодателя относительно того, что Договоре отсутствуют условия о невозможности изменения условий Договора в случае существенного изменения обстоятельств, из которых Стороны исходили при его заключении, приняты с существенным нарушением норм статьи 451 Гражданского кодекса и нарушают права и законные интересы Арендатора в сфере предпринимательской деятельности.
На основании вышеизложенного, руководствуясь ст. ст. 291.1- 291.3, 291.6 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации,

ПРОШУ:
1. Отменить решение арбитражного суда Пермского края.
2. Отменить постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда.
3. Отменить постановление Арбитражного суда Уральского округа.
4. Не передавая настоящее дело на новое рассмотрение принять новый судебный акт, которым отказать в удовлетворении заявленных требований заместителя прокурора Пермского края о признании недействительным (ничтожным) п. 3 дополнительного соглашения № 2 от 12.11.2013 к договору аренды лесного участка от 12.11.2009 заключенного между Арендодателем и Арендатором.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 30 авг 2017, 11:10 

Сообщения: 87
Откуда: томск

Пермяк писал(а):
OlegG писал(а):
По всем этим вопросам уже давно есть судебная практика. В том числе и о внесении изменений в аукционный договор аренды. Смотрите, в частности, практику по 612 ГК
РФ.
А так, я согласен с рядов Ваших доводов. К сожалению, закон не всегда соответствует здравой логике и не учитывает ряд местных особенностей.

1. Буду благодарен если укажете пример, когда признали законным изменение арендной платы в договоре аренды лесного участка, заключенном по результатам аукциона, по доп. соглашению или по ст. 612.
2. Речь не здравой логике, а о том, что после 2013 года Конституционным Судом РФ и федеральным законодателем (№ 206-ФЗ) было указано на ошибочность решения Президиума ВАС РФ. А никто Постановление от 17.12.2013 изменять не собирается.
3. Относительно "ряда местных особенностей" не понял, т.к. данные дела рассматриваются по многим регионам.


вот, у нас было дело А67-4502/2013, неплохое, кстати решение, но оно было еще до формирования чудесной практики


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 01 сен 2017, 10:49 

Сообщения: 992

Виталий Маткин писал(а):
Пермяк писал(а):
OlegG писал(а):
По всем этим вопросам уже давно есть судебная практика. В том числе и о внесении изменений в аукционный договор аренды. Смотрите, в частности, практику по 612 ГК
РФ.
А так, я согласен с рядов Ваших доводов. К сожалению, закон не всегда соответствует здравой логике и не учитывает ряд местных особенностей.

1. Буду благодарен если укажете пример, когда признали законным изменение арендной платы в договоре аренды лесного участка, заключенном по результатам аукциона, по доп. соглашению или по ст. 612.
2. Речь не здравой логике, а о том, что после 2013 года Конституционным Судом РФ и федеральным законодателем (№ 206-ФЗ) было указано на ошибочность решения Президиума ВАС РФ. А никто Постановление от 17.12.2013 изменять не собирается.
3. Относительно "ряда местных особенностей" не понял, т.к. данные дела рассматриваются по многим регионам.


вот, у нас было дело А67-4502/2013, неплохое, кстати решение, но оно было еще до формирования чудесной практики

Да, решение по данному делу вполне аналогично решению первой инстанции по "Кировскому делу" (ООО "Кедр")


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 02 сен 2017, 11:53 

Сообщения: 93

Виталий Маткин писал(а):
Согласен с Пермяком, но он много написал, непонятно это нашим судьям и прокурорам. Я отзывы писал и так и этак и с той стороны и по другому, ну, умными словами как у Пермяка. И на пост. КС ссылался и его анализировал. Ну, нет, никак не доходило. И знаете когда поняли? Когда я лесной участок сравнил с коровой. Вот, взяли Вы корову в аренду, похоже ведь на лес, правда? У нее, допустим, ежегодный надой 4000 л. молока. По результатам аукциона сформировалась цена за 4000 л. - 12 000 руб. - это ежегодная плата. Значит 1 л. стоит 3 руб. Тут Вы корову лучше покормили и надоили 5 000 л. Можно это делать? Законно так себя вести? Вроде бы да.
3 руб. х 5 000 л. = 15 000 руб. стала теперь арендная плата. Изменились ли условия аукциона? Нет, конечно! Потому что 1 л. по прежнему стоит 3 руб. Старая стала Ваша арендованная корова или болеет сейчас, и меньше дает молока. Соответственно, меньше становится арендная плата. Ведь арендную плату мы же обязаны считать за единицу объема лесных ресурсов (ст. 73 ЛК РФ) верно? Лесоустройство - это доктор, который определяет состояние коровы, возможность будущих надоев. А цена за 1 литр или 1 куб.м. - это результат торгов, т.е. условие, которое должно обязательно соблюдаться. А все остальное - чепуха, товарищи. Вот это, обычно, всем понятно. Но, увы, практику мы не изменили.

Ерунда какая-то! Вы можете корову вовсе не кормить и не доить, от чего она сдохнет. Кто и как будет убытки государству возвращать? Вы можете пичкать государственную корову стероидами и прочей химией - она будет давать и 8000л молока, но тоже вскоре сдохнет вместе с потребителем. Вопрос тот же. Некоторые хитропопые арендаторы помимо молока еще и мясо со шкурой продадут, а договор аренды расторгнут. Вопрос тот же.
Поэтому государство, сдавая Вам в аренду корову, берет с Вас за среднегодовой надой (4000л), а если Вы хотите коровку заморить - платите штрафы, неустойки и прочие.
Статью за издевательство над животным никто не отменял (похоже на 260).


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 04 сен 2017, 11:04 

Сообщения: 992

ЗЛОЙ писал(а):
Виталий Маткин писал(а):
Согласен с Пермяком, но он много написал, непонятно это нашим судьям и прокурорам. Я отзывы писал и так и этак и с той стороны и по другому, ну, умными словами как у Пермяка. И на пост. КС ссылался и его анализировал. Ну, нет, никак не доходило. И знаете когда поняли? Когда я лесной участок сравнил с коровой. Вот, взяли Вы корову в аренду, похоже ведь на лес, правда? У нее, допустим, ежегодный надой 4000 л. молока. По результатам аукциона сформировалась цена за 4000 л. - 12 000 руб. - это ежегодная плата. Значит 1 л. стоит 3 руб. Тут Вы корову лучше покормили и надоили 5 000 л. Можно это делать? Законно так себя вести? Вроде бы да.
3 руб. х 5 000 л. = 15 000 руб. стала теперь арендная плата. Изменились ли условия аукциона? Нет, конечно! Потому что 1 л. по прежнему стоит 3 руб. Старая стала Ваша арендованная корова или болеет сейчас, и меньше дает молока. Соответственно, меньше становится арендная плата. Ведь арендную плату мы же обязаны считать за единицу объема лесных ресурсов (ст. 73 ЛК РФ) верно? Лесоустройство - это доктор, который определяет состояние коровы, возможность будущих надоев. А цена за 1 литр или 1 куб.м. - это результат торгов, т.е. условие, которое должно обязательно соблюдаться. А все остальное - чепуха, товарищи. Вот это, обычно, всем понятно. Но, увы, практику мы не изменили.

Ерунда какая-то! Вы можете корову вовсе не кормить и не доить, от чего она сдохнет. Кто и как будет убытки государству возвращать? Вы можете пичкать государственную корову стероидами и прочей химией - она будет давать и 8000л молока, но тоже вскоре сдохнет вместе с потребителем. Вопрос тот же. Некоторые хитропопые арендаторы помимо молока еще и мясо со шкурой продадут, а договор аренды расторгнут. Вопрос тот же.
Поэтому государство, сдавая Вам в аренду корову, берет с Вас за среднегодовой надой (4000л), а если Вы хотите коровку заморить - платите штрафы, неустойки и прочие.
Статью за издевательство над животным никто не отменял (похоже на 260).

Пора уже переходить на "ветку" "Лес и сельское хозяйство" :))))))))))))))))))))))))))


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 23 ] 

Текущее время: 23 апр 2018, 14:30


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB
Rambler's Top100