Лесной форум Гринпис России

Здесь Вы можете обсудить "лесную" тему, задать вопрос специалистам по лесному хозяйству, лесной экологии, охране лесов.



Автор
flider
Администратор

Статьи: 13
Зарегистрирован: 29 сен 2004, 12:46

Рубрики

Перейти на форум


Поиск статей
 
Расширенный поиск

Настройки закладок
Социальные сети:
Blogger Delicious Digg Facebook Friend Feed Google Связано с Live Mixx MySpace Netvibes Reddit Stumble Upon Technorati Twitter Wordpress

Связанные статьи

ЛЕСА И ЛЕСНАЯ ПОЛИТИКА РОССИИ
Лесная реформа в России: что сейчас происходит с российскими лесами и лесным хозяйством



 
Описание статьи: Авторы статьи:
Главный научный сотрудник ФГУ «СПбНИИЛХ», Заслуженный лесовод России, чл.-корр. РАСХН, д-р с.-х. наук, профессор И.В. Шутов
Ведущий научный сотрудник ФГУ «СПбНИИЛХ», канд. с.-х. наук Б.Н. Рябинин

Впервые опубликовано в Лесной газете №№ 66 от 2 сентября 2008 г. и 67 от 6 сентября 2008 г.
Размещено: 30 янв 2013, 16:31
Эту статью последний раз редактировал пользователь flider, время редактирования 30 янв 2013, 16:57
 
I. Об усилении парникового эффекта

Наша история на Земле складывается в тех или иных природных условиях и под влиянием инициированных людьми событий разного масштаба. К числу самых мощных факторов влияния на жизнь не только людей, но и всей биоты Земли нельзя не отнести происходящие изменения характеристик ее биосферы, а именно того тонкого слоя поверхности планеты, в котором обитают все ее живые существа. В масштабе истории Земли ее биосфера не может не изменяться. При постепенном развитии процессов живые организмы могут иметь время, чтобы так или иначе приспособиться к новым условиям. Однако такого времени может не оказаться в случае, например, быстрого изменения (потепления) климата.

Когда во второй половине прошлого столетия стали появляться сообщения о потеплении климата, многие восприняли их с недоверием. Однако вскоре пришлось признать это реальностью, имеющей место не только в России (см. рисунок 1) и соседних с ней странах, но и на всей планете.
Изображение
Рис. 1. Отклонения среднегодовой температуры приземного воздуха, осредненные по территории России за 1887-2007 гг.
Примечания: отклонения рассчитаны как изменение температуры по сравнению со средними за период 1961-1990 гг.; кривая соответствует 11-летнему скользящему осреднению; прямая – линейный тренд за 1976-2007 гг. (Данные Росгидромета. Интервью А.И. Бедрицкого, опубликованное в журнале «Лесная Россия», 2008, № 2-3, с. 19-23).

В современной мировой научной литературе изменению климата Земли, а также вызывающим данный феномен причинам и его следствиям посвящено рекордное количество публикаций. Эту проблему широко обсуждают в научных кругах, на уровне правительств и в международных организациях. То, о чем говорят и пишут, уверенно свидетельствует о том, что в нашей атмосфере и в самих условиях жизни людей на планете происходит нечто очень серьезное, с чем ранее мы не сталкивались.

По нашему мнению, одним из самых содержательных и доступных для русскоязычных читателей источников информации о причинах и следствиях происходящего является изданная под редакцией академика Г.А. Заварзина книга «Глобальные изменения природной среды и климата», М., 1999, авторами которой являются многие авторитетные ученые (в том числе Н.П. Лаверов, А.Т. Мокроносов, С.Э. Вомперский, Г.А. Заварзин, А.С. Исаев, Г.Н. Коровин, Д.С. Орлов и др.).

Опираясь на уже накопленную информацию, о сути происходящих изменений в атмосфере Земли можно в самом сжатом виде сказать следующее.

За последнее столетие (особенно резко - за последние десятилетия) в атмосфере планеты произошло усиленное развитие парникового эффекта (ПЭ). Величина ПЭ определяется наличием и концентрацией в воздухе так называемых парниковых газов (в том числе СО2, СН4, N2О и др.), вызывающих задержку в атмосфере части энергии Солнца, отражаемой от поверхности Земли. Названные газы значительно отличаются друг от друга по их отражательной способности и по их концентрации в воздухе. В настоящее время, по общему мнению ученых, доминирующую роль в формировании ПЭ выполняет СО2.

По данным С.К. Гулева и его соавторов (см. рисунок 2), А.Т. Мокроносова (1999) и других исследователей, в течение многих тысяч лет содержание СО2 в атмосфере Земли имело длительно-стабильный характер. Однако в период с 1860 по 1985 год, при исходной концентрации СО2 на уровне около 280 мг/л, содержание этого газа в воздухе возросло в 1,2 раза, а к 2000-му году – в 1,3 раза. Более того, авторитетные источники сообщают о том, что концентрация этого газа в воздухе увеличивается на 1,5-2,0 мг/л/год, вследствие чего во второй половине текущего столетия содержание СО2 в атмосфере может удвоиться (данные Crane A., Kerr R., Woodward I. и др., приведенные в статье А.Т. Мокроносова, 1999). Результатом этого будет повышение средней температуры воздуха примерно на 3 оC. Но это в среднем. С учетом различий по широте, повышение температуры в средних и высоких широтах может составить 7-8 оC, а на полюсах даже 12 оC. Параллельно произойдет повышение уровня мирового океана, аридизация климата на обширных территориях, сокращение запасов пресной воды, изменение границ почвенно-растительных зон. По мнению академика А.Т. Мокроносова, масштабы и следствия названных изменений будут настолько велики, что их можно сравнивать с крупными геологическими и климатическими событиями в истории Земли. Все это, как понятно, не может не сопровождаться усилением конфликтов в экономической, социальной и политической сферах жизни людей.
Изображение
Рис. 2. Концентрация углекислого газа в атмосфере за последние 10 тыс. лет и в постиндустриальную эпоху, начиная с 1750 г. (на врезке), представленная в миллионных долях в единице объема. На оси справа обозначен радиационный эквивалентный приток тепла в атмосфере.
Примечание: рисунок заимствован из статьи «Глобальное потепление продолжается». Авторы – Гулев С.К., Катцов В.М., Соломин О.Н. (Вестник РАН, 2008, т. 78, № 1, с. 20-27)

Вышесказанное можно рассматривать в качестве пессимистического варианта прогноза будущих условий нашей жизни. Это – при увеличении средней температуры приземного слоя воздуха на 3 оC. Однако и при меньших изменениях средней температуры воздуха, например, как теперь (всего на 1,5-2,0 оC), уже имеют место многие аномалии, в том числе сокращение площади и мощности ледового покрова Земли, оттаивание вечно-мерзлотных почв, уменьшение стабильности атмосферных процессов и изменение привычной нам погоды в разных регионах Земли.

Отмечая негативные следствия происходящего увеличения концентрации СО2 в атмосфере, мы тут же просто обязаны вспомнить о жизненно важном значении присутствия определенных количеств СО2 в нашем воздухе. Как должно быть известно каждому, именно этот факт лежит в основе созданного и задействованного на Земле уникального биогенного механизма, позволяющего всем зеленым растениям планеты:
  • усваивать и консервировать лучистую энергию Солнца в виде первичных продуктов фотосинтеза и их производных;

  • производить и поставлять в атмосферу молекулярный кислород, необходимый для дыхания почти всех живых существ Земли;

  • иметь в телах растений и других живых существ сложнейшие углеродсодержащие структуры, благодаря которым оказывается возможным то, что мы называем биологическим разнообразием планеты.

Более того, и сам упомянутый выше ПЭ, вызываемый присутствием в атмосфере определенных количеств СО2 и некоторых других газов, нам крайне необходим. По существу, мы все (или почти все живые существа планеты) зависим от ПЭ. Чтобы жизнь на Земле не угасла, ПЭ должен оставаться в определенных границах. При его уменьшении мы можем замерзнуть, при увеличении – оказаться в условиях перегретой атмосферы. Чтобы не случилось беды, содержание СО2 в атмосфере должно оставаться в узком диапазоне концентрации, численные величины которого являются интегральным результатом ряда сложнейших разнонаправленных процессов. В их числе:
  • увеличивающие содержание СО2 в атмосфере. Это окисление углерода в процессе дыхания, являющегося непременным условием и самим атрибутом жизни практически всех существ Земли; сжигание людьми всех видов углеродсодержащего топлива в качестве источника энергии; сгорание углеродсодержащих веществ в природных условиях при лесных и иных пожарах; выбросы СО2 из недр Земли;

  • уменьшающие содержание СО2 в атмосфере. Это процесс фотосинтеза органических веществ, имеющий место везде, где могут жить зеленые растения, а также процесс растворения СО2 атмосферы в воде выпадающих осадков.

Кроме названных разнонаправленных процессов на содержание СО2 в атмосфере мощное влияние оказывает также время, в течение которого то или иное изъятое из атмосферы количество углерода сохраняется в зафиксированном виде в телах живых существ Земли, в их опаде и отпаде, в органогенных горизонтах почвы, в торфяных залежах, в разных видах ископаемого топлива, в водах мирового океана и в осадочных горных породах. При разных вариантах такой консервации углерода продолжительность времени его нахождения вне атмосферы изменяется почти в бесконечное число раз. Названное обстоятельство усугубляется еще широким варьированием – по объектам и условиям – «пропускной способности» каналов перемещения СО2 в атмосферу и из атмосферы. Все это чрезвычайно затрудняет получение и сопоставление результатов исследуемых процессов. Тем не менее, сегодня можно уверенно говорить об их итоге, а именно: а) о том, что в прошлом, в течение многих тысяч лет вышеназванные процессы находились в сбалансированном виде, обеспечивая комфортную для биоты Земли концентрацию СО2 в ее атмосфере, и б) о том, что в последние годы произошла разбалансировка этих процессов, результатом которой явилось увеличение концентрации СО2 в атмосфере Земли и вызываемые этим изменения ее климата.

Прослеженное начало нарушения баланса относится к середине XIX века, а именно - к эпохе начала промышленной революции. Ее неотъемлемая особенность – быстрое возрастание массы добываемых и используемых в качестве носителей энергии разных (любых) видов углеродсодержащего топлива. В настоящее время именно за счет его сжигания генерируется доминирующая часть массы СО2 в составе рукотворной эмиссии этого газа в атмосферу.

Международные переговоры о том, чтобы в глобальном масштабе уменьшить выбросы парниковых газов в атмосферу, ведутся уже давно и, надо сказать, без ожидаемого успеха, поскольку сокращение этих выбросов сопряжено – для конкретных стран – с большими экономическими потерями.

В складывающейся ситуации хочется надеяться на то, что Природа найдет в своем арсенале и задействует дополнительный механизм, позволяющий сохранять нужную биоте Земли концентрацию СО2 в атмосфере. Эта надежда подкупает, как вера в чудо. Реальные же результаты могут дать весьма нелегкие для человечества меры по такой трансформации нашей жизни на Земле, при которых можно было бы удержать содержание в атмосфере СО2 и других парниковых газов на приемлемом для нас уровне.

Как должно быть понятно, чтобы приблизиться к названной цели необходимо решение трех взаимосвязанных задач:
  1. по уменьшению выбросов СО2 в атмосферу;

  2. по увеличению стока СО2 из атмосферы;

  3. по увеличению продолжительности времени, в течение которого извлеченная из атмосферы СО2 сохраняется на Земле и в разных ее слоях в виде тех или иных углеродсодержащих веществ.

То, о чем сказано выше, не может не затронуть практически все сферы деятельности людей и, конечно, лесное хозяйство разных стран.

О важном значении лесов в круговороте углерода можно судить уже по тому, что масса углерода, находящегося в составе различных углеродсодержащих веществ в глобальных запасах древесины, и масса углерода в составе СО2 атмосферы Земли соотносятся примерно как 1:10. Если же взять в расчет не только древесину, но и другие элементы лесных экосистем, это соотношение, вероятно, примет вид 1:5. Приведенные цифры и те изменения, которые теперь происходят в атмосфере, настоятельно говорят о необходимости в большей мере, чем раньше, заниматься изучением и регулированием биологического механизма влияния лесов на содержание СО2 в атмосфере Земли, а также на массу углерода, извлекаемого из атмосферы и сохраняемого в течение большего или меньшего времени в виде различных веществ в лесных экосистемах.



II. Изменение массы углерода в лесных экосистемах под влиянием сплошных рубок

За последние десятилетия учеными разных стран получены данные о том, что в круговороте углерода на планете ее леса (особенно бореальные) играют значительно более важную роль, по сравнению с той, которую им ранее отводили (публикации разных лет С.А. Дыренкова, В.А. Алексеева, А.С. Исаева, Г.Н. Коровина, А.Т. Мокроносова, М.В. Маркова и многих других).

В лесах постоянно продолжаются природные (естественные) процессы, в результате которых имеют место сток СО2 из атмосферы, эмиссия (вброс) СО2 в атмосферу и консервация углерода в течение того или иного времени в виде различных углеродсодержащих веществ. Разобраться в количественных результатах этих процессов очень непросто, поскольку на обширных территориях лесов имеют место еще события, вызываемые деятельностью людей.

В принципе, проведение разных (большинства) хозяйственных акций в лесах не может не влиять на происходящий там круговорот углеродсодержащих веществ. Однако все они не могут быть поставлены вровень со сплошными рубками древостоев, поскольку именно древостои являются доминирующими элементами лесных экосистем. Поэтому в масштабе каждой экосистемы – при ее стабильном развитии – сплошная вырубка древостоя есть катастрофа, поворачивающая это развитие вспять.

В нашем недавнем прошлом, в СССР, преимущественно сплошные рубки проводились в лесах на площадях, равных примерно 2,5 млн. га в год. В последние годы, уже в РФ, вырубаемые площади пришлось уменьшить примерно в 3 раза. Не входя в обсуждение причин происшедшего феномена, в данном случае полагаем необходимым сказать о том, что мы, люди, не можем обходиться без нужной нам древесины, и еще о том, что в создавшейся на Земле новой экологической ситуации мы обязаны знать – для планирования и реализации адекватных действий – о том, как сплошная рубка древостоев влияет на бюджет углерода в лесных экосистемах.

Все эти данные должны быть дифференцированы по регионам страны в зависимости от почвенно-климатических условий, типов леса и характеристик древостоев. Чтобы получить эту информацию, нужна огромная экспериментальная работа. В этой статье говорится лишь о ее малой части.

В качестве объектов исследований были взяты два различающихся по генезису типа леса в подзоне южной тайги (в Ленинградской области): ельник-черничник и березняк-черничник. Оба типа леса широко представлены не только в названной области, но и в смежных с ней. Исследования в природных условиях и выполненные аналитические расчеты были привязаны к одновозрастным древостоям с полнотой 0,7-0,8, II-III классов бонитета на средних по механическому составу подзолистых почвах. В обоих случаях объекты исследования возникли естественным путем после вырубки спелых еловых древостоев. Приведенные ниже данные – плод труда коллектива лесоводов и почвоведов СПбНИИЛХ и других учреждений. Его основные результаты опубликованы в книге: В.Н. Федорчук, В.Ю. Нешатаев, М.Л. Кузнецова «Лесные экосистемы Северо-Западных районов России», 2005. В работе участвовал один из авторов этой статьи, Б.Н. Рябинин. Он же составил и верифицировал модели потоков углерода в блоках (элементах) экосистем.

Предваряя обсуждение приводимых данных, нужно сказать, что их точность невелика (+20%), что объясняется как недостаточным объемом собранного материала, так и большим разбросом значений измеряемых показателей. Тем не менее, эти данные дают представление о величине и динамике бюджета углерода в элементах экосистем названных типов леса.

Как показано в таблице 1, сразу после проведенной сплошной рубки древостоев указанного возраста в экосистемах обоих типов леса можно выделить три «львиные» доли (части) углерода, примерно равные по величине. Первая из них – это гумус почвы (доля находящегося здесь углерода – 26,5-39,5%), вторая – изъятая стволовая древесина (35-37%), третья – оставленные на месте живые и мертвые остатки бывшего фитоценоза (25,5-36,5%).

Таблица 1 – Количество углерода в резервуарах экосистем черничных типов условий местообитания сразу после проведения сплошной рубки древостоев, в ельниках – в возрасте 100 лет, в березняках – в 70 лет

ПоказателиЕльник-черничникБерезняк-черничник
Масса углерода, всего, т/га189,0163,0
Доли общей массы углерода в элементах экосистем, %:
Гумус почвы
Стволовая древесина, изъятая при рубке
Оставленные на месте живые и мертвые остатки фитоценоза, итого
В том числе: - стволы, вершины, сучья, пни и корни живых деревьев
- сухостой и валеж (разной степени разложения)
- хвоя, листья, живой напочвенный покров
- мертвый напочвенный покров (подстилка)

26,5
37,0
36,5

16,5
8,5
3,0
8,5

39,5
35,0
25,5

13,5
5,0
1,0
6,0


Доля углерода, находящегося в гумусе почвы, в березняках примерно на 13 % больше, чем в ельниках. Это – важно. Но еще более важным представляется то, что часть углерода, содержащегося в опаде и отпаде растений, впоследствии включается в структуры гуминовых веществ почвы, в составе которых он сохраняется в связанном виде значительно дольше, чем в других элементах лесных экосистем. Данное обстоятельство позволяет обратить внимание лесоводов на то, что в результате осуществления хозяйственных акций, направленных на увеличение содержания гумуса в почвах лесных экосистем, мы, в принципе, можем способствовать увеличению их углеродоемкости. Данное обстоятельство позволяет сказать еще и о том, что все естественные процессы и наши действия в лесах, сопровождаемые уменьшением содержания в почве гумуса, не могут не вести – при прочих равных условиях – к снижению углеродоемкости лесов.

Значительно менее долгоживущими во времени оказываются углеродсодержащие вещества, извлекаемые из леса со стволовой древесиной. Сроки «жизни» изделий из древесины могут быть относительно более продолжительными (например, предметы мебели и строительные конструкции) и очень короткими (дрова, бумага, тарный картон и т.п.). Тем не менее, и при варьирующих сроках судьба разных изделий из древесины являет нам неутешительный парадокс: наши древостои как доминирующие структуры созданных Природой лесных экосистем консервируют в себе в течение многих лет извлеченный ими из воздуха углерод, а мы, люди, в результате своей деятельности возвращаем этот углерод в атмосферу, увеличивая тем самым содержание в ней СО2.

Иногда можно услышать успокаивающие высказывания о том, что эмиссия СО2 из разрушаемой (сжигаемой) древесины – это лучше, чем выбросы СО2 в атмосферу в результате использования ископаемого топлива. В порядке возражения напомним о том, что развитие ПЭ обусловлено количеством (концентрацией) данного газа в атмосфере независимо от его происхождения.

В условиях происходящего истощения ограниченных по массе ресурсов Земли их последовательная экономия, осуществляемая, в том числе, за счет использования того, что поддается воспроизводству, конечно, очень важна. Но это уже другая проблема, которую предстоит решать людям.

Названная в таблице 1 третья составляющая часть углеродсодержащих веществ в лесных экосистемах практически вся остается на вырубках. Однако, в отличие от гумуса почвы, пребывает она здесь недолго. Вызванные сплошной рубкой изменения микроклимата в пограничном слое воздуха и почвы резко усиливают активность множества микроорганизмов, для которых главным пищевым (энергетическим) ресурсом являются углеродсодержащие вещества, содержащиеся в отпаде и опаде деревьев.

После вырубки деревьев в постоянно продолжающемся процессе поступления в почву их отпада и опада наступает многолетний перерыв, сопровождаемый – о чем говорилось выше – ускоренным микробиологическим распадом древесных и иных остатков бывших здесь ранее материнских древостоев.

Итогом того и другого является то, что в течение первых лет жизни нового поколения деревьев в обеих сравниваемых экосистемах (типах леса) эмиссия углерода в атмосферу преобладает над его аккумуляцией (см. таблицу 2). На самих же свежих вырубках – за минусом имеющихся стоков СО2 – в атмосферу поступает 3,3 - 3,8 т углерода с 1 га в год. Зримым результатом этого является очень быстрое уменьшение толщины слоя лесной подстилки.

Таблица 2 – Масса углерода, аккумулированная в экосистемах, по отношению к его эмиссии, %
Тип лесаНа свежих вырубкахВ древостоях в интервалах времени, соответствующих их возрасту
1-20 лет21-40 лет41-60 лет61-80 лет81-100 лет101-120 лет
Ельник-черничник1267129130130130107
Березняк-черничник1188145141124


Только по прошествии ряда лет, по мере формирования новых древостоев, соотношение масс углерода в его потоках сначала выравнивается, а затем изменяется на прямо противоположное. Явно быстрее (уже в возрасте 10-15 лет) это происходит в экосистеме березняков вследствие, очевидно, того, что береза быстрее заселяет вырубки и значительно превосходит ель по скорости роста в ювенильном возрасте. Впоследствии в экосистеме ельников устанавливается и сохраняется стабильное (на уровне 30%) превышение «дохода» углерода над его «расходом». В березняках этот показатель оказывается даже большим. Однако, в ельниках продолжительность периода их эффективной «работы» как аккумуляторов СО2 атмосферы оказывается более продолжительным, чем в березняках.

Выше говорилось, главным образом, о соотношении величин эмиссии и стока углерода. Знать это важно, но недостаточно. Для обоснованной оценки реального и потенциально возможного влияния сплошных рубок древостоев на содержание СО2 в атмосфере надо обязательно располагать данными о том, как влияют эти рубки во времени на общий пул (массу) углерода во всех частях сопоставляемых экосистем. Для наших объектов исследования такие данные, приведенные на графике рисунка 3, позволяют сказать о следующем.

Изображение
Рис. 3. Изменение массы углерода во времени в экосистемах одновозрастных ельников и березняков, возникших на сплошных вырубках.

В экосистемах одновозрастных ельников пул углерода, аккумулированного в их разных структурах и элементах, увеличивается в течение прослеженных 120 лет. С большой долей уверенности можно сказать, что и впоследствии величина этого пула не уменьшится, но окажется постоянной в связи с постепенным превращением одновозрастных древостоев в разновозрастные с присущими им уникальными особенностями девственных лесов.

В экосистемах одновозрастных березняков аналогичное развитие событий может иметь место только в случае их постепенной трансформации в разновозрастные ельники.

В принципе, как хорошо известно лесоводам, то и другое реально. Поэтому нужно со всей определенностью отвергнуть встречающиеся в публикациях огульные сравнения старовозрастных древостоев с «одряхлевшими» экосистемами, которые, якобы, уже неспособны выполнять роль хранителей углерода.

В действительности дело обстоит с точностью до наоборот. В процессе своего развития во времени создаваемые Природой лесные экосистемы не «дряхлеют», а совершенствуются как хранители видового и генетического разнообразия, а также как депозитарии накопленного углерода. Достигшие состояния стабильности, такие экосистемы подобны памятным нам по учебникам математики бассейнам, в которые уже не вода, а углерод втекает и вытекает, и которые, тем не менее, остаются постоянно наполненными до краев. В принципе, такие, пребывающие в состоянии постоянного обновления лесные депозитарии углерода, могут существовать неопределенно долгое время, если некие внешние обстоятельства им в этом не помешают. Вырубка лесов – одно из таких обстоятельств. Люди не могут обойтись без древесины, и вынуждены рубить деревья. Это – реальность, и она не станет лучше, если украшать ее псевдоэкологическими рассуждениями о пользе вырубки лесов.

Опираясь на приведенные и другие данные о влиянии сплошных рубок на массу углерода, заключенного в разных элементах лесных экосистем, можно сказать следующее.
1. В связи с изменением климата Земли проблема влияния рубок леса на углеродоемкость лесов настоятельно требует крупномасштабного экспериментального изучения, в результате которого были бы получены массовые данные, широко дифференцированные по территории России и других стран. Вместе с тем, в связи с быстрым развитием событий, нельзя откладывать на потом те акции в управлении лесным хозяйством, актуальность которых очевидна.
2. Чтобы не уменьшать пул содержащегося в лесах углерода и не способствовать, тем самым, увеличению концентрации СО2 в воздухе, необходимо:
2.1. Прекратить вырубку и усилить охрану девственных (старовозрастных) лесов, являющихся среди лесных экосистем наиболее надежными хранителями аккумулированного ими из атмосферы углерода. Как наполненные «до краев» хранилища углерода, такие леса могут существовать неопределенно долгое время, если, конечно, заключенный в них углерод, как сказочный джин, не будет выпущен на свободу в результате форс-мажорных обстоятельств, обусловленных естественными причинами, а также некорректными действиями или бездеятельностью людей.
2.2. Реализовать систему действенных мер по экологизации лесосечных работ. Цель таких мер:
а) полностью ликвидировать имеющиеся разрывы во времени между проведением рубок и появлением на вырубках не просто новых, но полноценных во всех отношениях древостоев;
б) не осуществлять на лесосеках такие действия, в результате которых происходит падение плодородия почвы и связанное с ним снижение продуктивности фотосинтеза. Этот эффект является (может быть) следствием:
• использования тяжелых лесосечных машин с высокими показателями удельного давления на почву, вследствие которого происходит разрушение и уменьшение ее полезной площади и объема;
• реализации намерений по извлечению из леса (кроме стволовой древесины) всего того другого, в чем находятся углеродсодержащие вещества, и что может быть использовано в качестве топлива или сырья. Такие действия (они теперь широко пропагандируются!) не могут не привести к оскудению пищевых (энергетических) ресурсов микроорганизмов лесных почв, к уменьшению содержания в почвах элементов минерального питания растений и самого гумуса. Все это не может не вызывать уменьшения плодородия почв, снижения бонитета древостоев и продуктивности фотосинтеза;
в) создать условия для трансформации сплошных рубок в такие экологически обоснованные выборочные рубки, которые не прерывают функционирование лесных экосистем, а именно, не вносят «опрокидывающие» изменения в соотношение процессов ассимиляции и диссимиляции углерода, а также не укорачивают существенным образом сроки хранения углеродсодержащих веществ в лесных экосистемах. На ожидаемый вопрос о самой возможности организации такой хозяйственной деятельности в лесах ответим: в определенных условиях она возможна. В течение полувека эта система хозяйствования применялась в Карташевском лесничестве (примерно на 1000 га), входившем в состав «лаборатории в природе» - бывшей опытной базы СПбНИИЛХ «Сиверский лес». О результатах уникальной работы по ведению лесного хозяйства без отвода лесосек, без закладки культур, при неуменьшенных объемах лесопользования и позволившей увеличить рекреационную ценность лесов, рассказано без необходимых деталей в краткой статье «Опыт работы Карташевского лесничества». Авторы статьи – А.Ф. Игнатьев и С.Ф. Храбров, журнал «Лесное хозяйство», 2000, № 3, с. 19-20. Ныне этот объект вместе со всем «Сиверским лесом» оказался в руках арендатора – одного из интересантов г. В.П. Рощупкина, выполнявшего долгое время роль главного администратора лесного хозяйства России. В силу этой и других причин о научной ценности объекта теперь приходится говорить в прошлом времени.
2.3. По примеру Финляндии и других цивилизованных стран надо навсегда покончить с колониальной торговлей круглым лесом. Не забывать о том, что экспортируемый из России «кругляк» его покупатели быстро превращают не только в свои доходы, но и в дополнительное количество выбрасываемого в атмосферу СО2, т.е. того самого углерода, который ранее сохранялся в наших лесах в законсервированном состоянии.

III. Углеродоемкость лесных плантаций

Учитывая происходящие и уже происшедшие изменения концентрации СО2 в атмосфере, логичен вывод о необходимости содержания лесов на возможно большей площади и в таком состоянии, при котором во всех взаимодействующих элементах лесных экосистем в каждый данный момент находилась бы возможно большая масса углерода.

Вышесказанное относится не только к лесам естественного происхождения. Произошедшее истощение запасов древесины в таких лесах подвигло многие страны (в том числе и Россию) к идее организации производства нужной древесины на специальных лесосырьевых плантациях (см. об этом книгу «Плантационное лесоводство». Авторы – И.В. Шутов, И.А. Маркова и др. СПб, 2007 и многие другие публикации).

От лесов естественного происхождения лесосырьевые плантации (ЛСП) отличают их многие особенности, в том числе сокращенные обороты рубки и значительно более высокая продуктивность. В разных странах мира такие плантации уже функционируют на многих млн. га, что позволяет не только удовлетворять «голод» в древесном сырье, но и ослаблять техногенный пресс на остающиеся леса естественного происхождения, выполняющие, кроме всего прочего, еще и функцию депозитариев углерода атмосферы.

То, что производство древесины на ЛСП позволяет сократить масштабы вырубки лесов естественного происхождения, сомнения не вызывает. Однако нас в данном случае интересует другое, а именно - роль самих ЛСП как депозитариев углерода атмосферы.

Факт более высокой продуктивности ЛСП, по сравнению с лесами естественного происхождения, не может быть не сопряжен с повышенной фотосинтетической активностью и усилением стока СО2 из атмосферы. Это с одной стороны. С другой стороны, задаваемые укороченные обороты рубки при доминирующей цели получения древесины в виде балансов – все это гарантирует быстрое возвращение в атмосферу не всего, но большей части ассимилированного углерода. По этому поводу проведенный анализ накопленных данных позволяет сказать следующее.

Если рассматривать в качестве аккумулятора и хранителя углерода отдельно взятый участок плантационных культур, эффект представляется сомнительным.

Иной результат получается, если ввести работу по производству древесины на ЛСП в рамки систематической деятельности в течение неопределенно длительного времени. В этом случае в границах специально организуемых предприятий (ПЛП) оказываются представлены и постоянно присутствуют культуры всех возрастов (в пределах заданного оборота рубки). На таких ПЛП при определении углеродоемкости объектов можно перейти от отдельных участков культур ко всей их совокупности как к динамической системе. Ниже приведем пример такого расчета, в основу которого положены результаты, полученные в определенных вариантах наших экспериментов.

Заданные в примере параметры ПЛП:
  • оборот рубки – 50 лет;

  • полезная площадь ПЛП – 10 000 га;

  • сроки работы ПЛП – не ограничены (за исключением форс-мажорных обстоятельств).

Другие особенности ПЛП как системы:
  • наличие культур всех возрастов (от 1 до 50 лет) на 50-ти дендрополях с одинаковой полезной площадью (по 200 га);

  • средний прирост стволовой древесины в 50-летних культурах равен 10 м3/га/год;

  • при указанной полезной площади в хозяйстве ежегодно закладывают по 200 га плантационных культур;

  • на такой же площади в виде 50-летних древостоев здесь ежегодно «снимают урожай» стволовой древесины, равный примерно 100 000 м3.

При указанных параметрах хозяйства объем всей постоянно имеющейся в наличии древесины (v) на ПЛП (в культурах от 1 до 50 лет) равен:

V = (a * b * s) / 2
где a – число дендрополей, равное продолжительности оборота рубки (50 лет),
b – средний прирост стволовой древесины на дендрополе с 50-летними культурами, м3/га/год (10 м3/га/год);
s – полезная площадь ПЛП, га (10 000 га).

В рассмотренном примере в границах ПЛП постоянно присутствует 2,5 млн. м3 стволовой древесины. Ее абсолютно сухая масса, определенная, например, для древесины ели, равна 1,0 млн. т. Данная цифра соответствует примерно 0,5 млн. т углерода. И это, напомним, еще не все, т.к. углеродсодержащие вещества находятся не только в извлекаемой стволовой древесине, но и в других элементах лесной экосистемы. Как отмечалось выше (см. таблицу 1), там углерода вдвое больше.

В нашем примере в расчете на 1 га полезной площади ПЛП – при его работе в стационарном режиме – постоянно присутствует 250 м3 «живой» стволовой древесины, а в ней - адекватное количество углерода. Для сравнения напомним, что в имеющихся лесах Псковской, Новгородской и Ленинградской областей средние запасы древесины равны соответственно 166, 176 и 184 м3/га (данные В.А. Алексеева и М.В. Маркова, книга «Статистические данные о лесном фонде и изменение продуктивности лесов России во второй половине ХХ века», 2003, СПб, с. 22). Сопоставляя приведенные цифры как данные о возможной перманентной массе углерода в стволовой древесине на ПЛП и в имеющихся лесах, можно сказать, что на ПЛП она в 1,4 раза больше.

В рассмотренном выше примере полезная площадь ПЛП, работающего в стационарном режиме, была принята равной 10 000 га. Сообразно тому, как далее будут развиваться события в атмосфере и в наших лесах, названную цифру площади таких ПЛП возможно потребуется увеличить на 2-3 порядка. На этапе строительства и в начале работы ПЛП все это будет сопряжено с необходимостью вложения гигантских материальных средств. По этому поводу необходимо со всей определенностью сказать: как бы ни были велики ресурсы, направляемые на выполнение акций, призванных уменьшить парниковый эффект, они окажутся многократно меньшими, чем грозящий нам ущерб, вызванный изменениями климата.



IV. Требования к новой лесной политике

Граждане Древней Греции называли политикой искусство управления государством. Соответственно, лесная политика страны есть искусство управления лесным комплексом.

В России в составе ее лесного комплекса издавна входили и должны входить в наше время две главные составляющие: (1) государственное лесное хозяйство (со всеми его структурами) и (2) совокупность негосударственных предприятий лесной промышленности.

Названные «две половины» лесного комплекса преследуют разные цели и решают разные задачи.

В государственном лесном хозяйстве доминируют (должны преобладать!) стратегические (долговременные) цели и задачи, отвечающие национальным общегосударственным интересам. Это – сохранение и повышение экологической и экономической ценности лесов, максимизация лесного дохода, получаемого государством (т.е. всеми нами, его гражданами) как собственником лесов, реализация совокупности мер, обеспечивающих непоколебимость принципа неуменьшения или постоянства во всем том, что связано с извлечением из леса древесины и иных его благ (обязательно в привязке к территориям хоздач с однородными лесорастительными и социально-экономическими условиями), и что защищает права и отвечает общенациональным интересам не только ныне живущих, но и будущих поколений граждан страны.

В отличие от лесного хозяйства, в лесной промышленности доминируют тактические интересы и стремления к максимизации доходов и прибыли предпринимательских структур, занятых вырубкой леса (заготовкой древесины), его переработкой и торговлей изделиями из древесины.

Непременным условием успешного развития лесного комплекса (как, впрочем, и сельского) является наличие стабильного баланса материальных интересов у субъектов лесных отношений, занятых в сфере производства (выращивания) нужного количества и качества требуемого сырья, и в сферах его заготовки и переработки. В лесном комплексе России такого баланса интересов давно нет. Произведенное государством низведение своего лесного хозяйства до роли прислуги, обслуживающей текущие интересы и запросы лесопромышленников, привело к опаснейшему истощению запасов ценной древесины именно на тех территориях страны, где возможна рентабельная предпринимательская деятельность. Главным итогом этого явилось произошедшее за последние 25 лет такое резкое (почти трехкратное) уменьшение объемов получаемого из леса сырья, что его уже нельзя компенсировать широко пропагандируемыми достижениями в сферах использования новой техники и новых технологий при проведении лесосечных работ и при переработке извлеченной из леса древесины. Названное обстоятельство поставило лесную промышленность, не привыкшую к ограничениям в количестве получаемого леса в рубку, в небывало трудное положение. Это побудило лесопромышленников и заинтересованных людей в органах власти искать для себя выход из создавшегося тупика в ликвидации мешающих им учреждений лесного хозяйства и в такой организации лесопользования, о которой можно, перефразируя В.В. Маяковского, сказать: рубить везде, рубить всегда и под любым надуманным предлогом; рубить все, что можно сегодня продать, в том числе и то, что еще не созрело и не успело дать потомство. Эффект подобных действий не может не быть таким же, как у всем известного сказочного персонажа, оказавшегося в итоге своих неразумных амбиций у разбитого корыта. Однако задуманное было сделано.

В новом Лесном кодексе (2006), подготовленном уже без участия в качестве его соавторов знающих свое дело лесоводов, нельзя обнаружить формулировки о целях и задачах государственного лесного хозяйства России. Более того, само название нашей отрасли («лесное хозяйство») оказалось в нем подменено странным, мягко говоря, словосочетанием «освоение лесов», заимствованным, скорее всего, из тех разделов учебников по геологии, в которых говорится о добыче конечных полезных ископаемых.

Вместе с ликвидацией нашей отрасли при помощи нового Лесного кодекса в стране были разрушены, упразднены или подменены неработоспособными алогичными структурами:
  • лесничества и лесхозы – как территориальная, организационная и материальная основа реальной лесохозяйственной деятельности в лесах;

  • классическое российское лесоустройство, созданные им банки регулярно пополнявшихся данных по лесной статистике конкретных территорий со стабильными границами, и даже сам всегда присутствовавший в нашем лесоустройстве принцип долгосрочного планирования хозяйственной деятельности в лесах;

  • экспериментальные базы (опытные хозяйства) лесохозяйственной науки, с уничтожением которых была «пущена под нож» псевдоарендаторов сама возможность экономического и научно-технического прогресса лесного хозяйства страны;

  • былая система охраны лесов от пожаров, позволявшая ликвидировать большую часть пожаров еще до того, как они приобретали масштаб стихийных бедствий;

  • надежды на то, что в отрасли будут проведены позитивные экономические реформы, в результате которых она станет не только самоокупаемой, но и высокодоходной.

Сказанное выше – малая толика того, о чем говорят и пишут многие обиженные и оскорбленные лесоводы, в глазах которых то, что сегодня происходит в нашей отрасли, не сопрягается со здравым смыслом не только профессионалов, но и просто нормальных людей.

Как в такой ситуации оставшиеся лесоводы смогут противостоять приближающимся катастрофам разного масштаба, вызываемым происходящими событиями в атмосфере Земли?

Много ли в этой ситуации найдется людей, кто откликнется на призыв руководителей страны и поставит общегосударственные интересы лесоводов выше личных интересов? Или будет так, что наши леса вообще останутся без лесоводов – знающих свое дело профессионалов?

Современное положение дел в лесном хозяйстве страны нельзя терпеть далее вообще и, тем более, в условиях уже начавшихся изменений климата. Чтобы активно влиять на сток, эмиссию и бюджет углерода в лесах и умело противостоять анормальным природным и социальным явлениям, нужно привести лесное хозяйство России в дееспособное, четко организованное состояние, например, в такое, какое было в Лесном Департаменте Министерства сельского хозяйства Российской Империи.

Для тех, кто не знает, назовем то главное, чем располагал Лесной Департамент накануне I-й Мировой войны. Это:
  • 366 млн. га лесов, находившихся в его ведении.

  • Высокоавторитетный коллегиальный орган («Лесной специальный комитет»), председателем которого был опытнейший лесовод - профессор М.М. Орлов.

  • Корпус лесничих, в состав которого входили многие лесоводы, работавшие на местах и в центре в разных структурах Лесного Департамента и в других лесных ведомствах.

  • Казенная лесная стража (вооруженная государственная охрана!) в числе 33,8 тыс. человек, выполнявшая все распоряжения своих лесничих. Работники лесной стражи имели хороший материальный достаток, приводились к присяге и числились на государственной службе.

  • Территориальные организации в виде 1532 государственных лесничеств, в составе которых официально было выделено 12600 хозяйственных дач с однородными лесорастительными и социально-экономическими условиями.
    П р и м е ч а н и е. Расчеты возможных объемов лесопользования и сам отпуск леса в рубку были четко привязаны к конкретным хоздачам. Перерубы лесосек в одной хоздаче за счет другой (других) не допускались, что предупреждало уже саму возможность истощения лесов чрезмерными рубками.

  • Позитивная работа обеспечивающих учреждений (в их числе были одно высшее и 43 низших учебных заведения, лесоустроительные партии, структуры лесохозяйственной науки и др.).

  • Успешная экономическая организация работы Департамента в целом, что имело своим результатом не субвенции из госбюджета, а поступление заработанных крупных сумм «валового» и «чистого» лесного дохода, равных 96,2 и 64,3 млн. золотых рублей в год соответственно.

  • Высокий социальный статус в обществе и достойный материальный уровень жизни государственных лесничих.

При чтении вышесказанного, кто-то, возможно, подумает о том, что Лесной Департамент и его лесничества затрудняли работу предпринимателей по заготовке древесины. Указанного, как понятно, не могло не быть. Но кроме помех, была еще и помощь, обусловленная очевидной необходимостью сотрудничества для достижения каждой стороной ее собственных целей. Общим показателем уровня взаимодействия лесоводов и лесопромышленников тогда было первое место России в мире по экспорту переработанной (пиленой) древесины.

Вышесказанное, конечно, не означает, что в работе Лесного департамента не было недостатков. Но если бы сегодня мы могли подняться до его уровня!...

Высказанная мысль может быть воспринята полностью или отчасти, но, в любом случае, в складывающихся новых условиях государственное лесное хозяйство России надо без промедления «вытаскивать из трясины» сегодняшнего дикого криминального капитализма.

Далее назовем то главное, что, по нашему мнению, необходимо сделать в первую очередь.
  1. Убедить людей во всех эшелонах власти России в том, что наше государственное лесное хозяйство не должно впредь оставаться вспомогательной структурой приватизированных предприятий лесной промышленности, но обязано, что особенно важно в новых условиях, выполнять ведущую роль в составе лесного комплекса страны.
    П р и м е ч а н и е. Происшедшая в мае с.г. передача федеральной структуры лесного хозяйства из МПР в МСХ, а также начавшиеся кадровые изменения в этой структуре дают основание для оптимизма. Однако то, что сделано, нельзя считать достаточным, о чем, в частности, свидетельствует перечень лиц, включенных в состав недавно образованного Совета по развитию лесного комплекса при Правительстве РФ (см. ЛГ, № 58 от 26.07.2008). В этом Совете из 34 человек оказалось только 3 лесовода из числа работающих в столицах. Кроме них, нет в его составе ни одного эколога, и никого из тех лесничих и лесоустроителей, кто работает непосредственно в лесу и пользуется в кругу профессионалов заслуженным уважением и авторитетом. Как многим известно, первые лица в органах власти страны неоднократно высказывали озабоченность состоянием лесов и лесного хозяйства. Однако и при этом условии трудно надеяться на то, что Совет в его современном составе поможет проведению кардинальных и позитивных реформ в лесном хозяйстве России.

  2. Очень нужны разработка и введение в силу рамочного закона «Основные положения (принципы) лесной политики России в аспекте происходящих изменений климата Земли». К разработке этого закона должны быть привлечены не амбициозные люди без должных знаний, а наиболее авторитетные ученые России и других стран.

  3. Только после реализации сказанного в п. 2 можно (нужно!) будет приступить к разработке нового Лесного кодекса России.

Если эти три пункта удастся выполнить в короткий срок, у нас останется больше времени для подготовки к надвигающимся анормальным событиям, вызываемым увеличением концентрации парниковых газов в атмосфере Земли.

18.08.2008

 Профиль Отправить email  
 
Добваить комментарий  [ 4 Комментарии ] 
Автор Комментарии

Несколько лет тому назад мною была придумана программа *Спасение леса от пожара*.Суть её в том,что нужно рассаживать в лесах определённые виды растений,которые плохо горят или не горят вообще(благодаря особому химическому составу).Так же,помимо растений,я предлогаю строить в лесах*Пустынные колодцы*,вода в которых образуется за счёт конденсата.Если строить эти колодцы на определённом друг от друга растоянии,то в этих местах образуется микроклимат+наличие воды в них.На программу оформленно авторское право.Я и мои соавторы заинтерисованы в реализации данной программы,естественно на комерческой основе.Если Вам интересно,то свяжитесь со мной.Меня зовут Николай,г.Казань.т.89047138771.listoffnik@mail.ru


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 

Руководитель Московского отделения Всероссийского общества охраны природы Элмурод Расулмухамедов рассказал главному редактору «ЭкоГрада» о планах по проведению мониторинга степени ущерба нанесенного ледяным дождем подмосковным лесам. В частности планируется проведение полётов, начиная с 15 ноября. Все результаты будут доступны широкому зрителю, а также будут переданы в министерство экологии Московской области.
Особую ценность съемки будут представлять для формирования мер и плана действий по спасению животных и птиц региона, многие из которых в результате прохождения ледяного дождя остались без пищи и укрытий от мороза и дождя.http://ekogradmoscow.ru/tsivilizatsija-vek-xxi/ekologi-vozobnovyat-monitoring-lesnykh-massivov-v-svyazi-s-ledyanym-dozhdem


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 

В столице ситуация немного легче, пояснили корреспонденту «ЭкоГрада» дендрологи, в городе немного теплее чем в области, и есть вероятность, что наледь скоро сойдет. В Подмосковье ситуация сравнима с катастрофой.
Ветви и стволы деревьев не выдерживают массы намерзшего льда. Склоняются к земле, ломаются. Что становится проблемой, например, для автомобильного и железнодорожного транспорта, становится причиной блэкаутов, когда деревья валятся на линии электропередач. Но это, прикладные неудобства для ведения хозяйственной деятельности, очевидные сразу. Существует прямая угроза лесопосадкам, фруктовым посадкам дачников и сельхоз предприятий. Корреспондент «ЭкоГрада» проехал по подмосковным дорогам. У него сложилось впечатление, что практически все молодые деревья поломались или наклонены к земле. По предварительным оценкам дендрологов регион может потерять до 50% посадок, и до 30% лесных массивов. Впрочем, возможно, это всего лишь алармичные прогнозы. Но факт, ни владельцу дачных участков, ни лесопромышленники пока не представляют как бороться с последствием ледяных дождей. Как спасать лес и посадки. «ЭкоГрад» открывает прямую линию обсуждений по теме.http://ekogradmoscow.ru/tsivilizatsija- ... go-regiona


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 

В комментарии главному редактору журнала «ЭкоГрад» Игорю Панарину заместитель директора ФБУ «Рослесозащита» Василий Тузов оценил степень урона лесных массивов региона до 30%. Бороться с последствиями ледяного дождя практически не возможно. Химические и механические методы бесполезны, и даже вредны. Угрозу перед культурными, фруктовыми насаждениями эксперт считает реальной.http://ekogradmoscow.ru/eko/eko-disput/ ... vnogo-lesa


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
Сортировать комментарии по
Добваить комментарий  [ 4 Комментарии ] 

Кто сейчас на конференции

Зарегистрированные пользователи: Bing [Bot], Google [Bot], Oyrot, Yahoo [Bot]

Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
© PhpBB phpBB3-Knowledgebase Mod version 1.0.3
Русская поддержка phpBB
Rambler's Top100