Лесной форум Гринпис России

Здесь Вы можете обсудить "лесную" тему, задать вопрос специалистам по лесному хозяйству, лесной экологии, охране лесов.



Автор
Алексей Ярошенко
сотрудник Гринпис России

Статьи: 17
Зарегистрирован: 29 сен 2004, 17:09

Рубрики

Перейти на форум


Поиск статей
 
Расширенный поиск

Настройки закладок
Социальные сети:
Blogger Delicious Digg Facebook Friend Feed Google Связано с Live Mixx MySpace Netvibes Reddit Stumble Upon Technorati Twitter Wordpress

Связанные статьи

О принципиальных ошибках правительства в конструировании лесной политики России
Какие проблемы ожидают лесную отрасль России в связи с переоформлением лесной аренды?
Без открытых лесных аукционов нельзя войти в цивилизованный лесной рынок
Проблемы, связанные с порядком заполнения и подачи лесной декларации



 
Описание статьи: Статья о разрушительном влиянии лжи на систему государственного управления лесами России - отклик на статью академика А.С.Исаева, опубликованную в Лесной газете 3 ноября 2012 года, "Нужна ли Рослесхозу объективная информация по лесам".
Размещено: 12 дек 2012, 17:22
Эту статью последний раз редактировал пользователь Редактор новостей, время редактирования 12 дек 2012, 17:23
 
В конце позапрошлого века профессор М.М.Орлов объяснял своим студентам, что лесное хозяйство появляется лишь тогда, когда лес перестает быть неограниченной и всем доступной полезностью, и становится ценностью. Профессор Г.Ф.Морозов сформулировал эту мысль еще короче: "Лесоводство - дитя нужды" (этими словами начинается его "Учение о лесе"). То есть стимул к развитию полноценного лесного хозяйства появляется лишь тогда, когда лес, брошенный на произвол судьбы, перестает удовлетворять потребности своего владельца в необходимых ему ресурсах и полезностях.

В реальности ситуация часто оказывается более сложной. Даже в небольших лесных имениях, состояние которых владелец или управляющий легко мог оценить сам, на основании собственных наблюдений и опыта, далеко не всегда возникновение нужды в лесе означало понимание этой нужды владельцем. Еще в середине позапрошлого века А.Е.Теплоухов писал о том, что истребление лесов действует на благосостояние имений медленно, а потому едва замечается помещиками и крестьянами - и что имение, где постепенно истребляются леса, "подобно телу, зараженному чахоткой: больной медленно умирает, не угадывая причин ослабления сил своих". В масштабах крупной лесной страны, при колоссальном исходном лесном богатстве, увидеть и почувствовать проблемы, связанные с постепенным истощением и упадком лесов, еще труднее. Нужда в лесе, испытываемая гражданам (нехватка или потеря мест отдыха, недостаток дров и прочих лесных материалов, дефицит сырья для лесных предприятий, дающих людям работу), может быть уже очень острой - а чиновники, от которых зависит принятие судьбоносных для лесного хозяйства решений, могут все еще пребывать в плену иллюзий, что "на наш век леса хватит с избытком".

Иными словами, пока руководители нашего государства не осознают реальную нужду в лесе (не только в древесине, но и во всех его благах, важных для граждан страны) - рассчитывать на появление полноценного лесного хозяйства в нашей стране не приходится. А для того, чтобы руководители государства эту нужду могли осознать, нужна объективная, точная и своевременная информация о лесах и лесных ресурсах - о том, сколько их в нашей стране имеется, в каком они состоянии, что им угрожает, каковы масштабы потерь и что им можно противопоставить.

Такой информации сейчас нет, по крайней мере, на уровне официальной государственной статистики. Более того: если верить информации, представляемой органами управления лесами (прежде всего - Рослесхозом), то ситуация с лесами у нас в стране настолько благополучна, что лесного хозяйства в сколько-нибудь значимых масштабах просто не требуется, и не потребуется в обозримом будущем.

Вот лишь несколько примеров.

Расчетная лесосека. На официальном сайте Рослесхоза разъясняется, что расчетная лесосека - это оптимальная норма пользования лесом, устанавливаемая исходя из принципов рациональности, непрерывности и неистощительности пользования лесным фондом; примерно такие же слова о расчетной лесосеке нередко звучат в выступлениях самых разных руководителей и специалистов лесного хозяйства. О том, что используемые подходы к установлению расчетной лесосеки в основном разрабатывались два столетия назад, когда представления о рациональности и неистощительности использования лесов были существенно иными, и не у нас, а в Пруссии и Саксонии - сейчас даже среди работников леса не каждый вспомнит. Поэтому многие высокопоставленные чиновники совершенно всерьез воспринимают эту самую расчетную лесосеку именно как оптимальную норму пользования лесом для заготовки древесины.

Эта самая расчетная лесосека в 2011 году составляла по всем лесам Российской Федерации, по данным Рослесхоза, 668,7 миллионов кубометров, в том числе по хвойному хозяйству - 370,4 миллионов. Фактический же объем законно заготовленной древесины составил в 2011 году 197 миллионов кубометров, в том числе хвойной древесины - 142 миллиона. Таким образом, расчетная лесосека в целом была освоена на 29%, а по хвойному - приблизительно на треть (приблизительно - потому, что заготовка хвойной древесины не в полной мере соответствует освоению расчетной лесосеке по хвойному хозяйству).

При этом даже самые оптимистические прогнозы развития лесного сектора предусматривают его рост максимум на четыре процента в год (а это, надо сказать, запредельный, почти фантастический оптимизм). Легко посчитать, что если потребность в древесном сырье будет расти с такой же скоростью, то для выхода на полное освоение уже существующей расчетной лесосеки потребуется больше тридцати лет - или, иными словами, уже имеющиеся лесные ресурсы обеспечивают не только существующие потребности страны в древесине, но и перспективные на три десятилетия вперед.

Исходя из этих данных, получается, что в масштабах страны в целом развивать лесное хозяйство, по крайней мере в той его части, которая касается ресурсного потенциала лесов, совершенно не за чем - так как даже существующих ресурсов хватает с огромным запасом. Именно так и воспринимают ситуацию с лесными ресурсами творцы нового лесного законодательства: лесной кодекс 2006 года создан для освоения лесов, а не для их выращивания и воспроизводства (т.е. не для лесного хозяйства).

Лесные пожары. В одном из недавних номеров Лесной газеты была опубликована статья академика А.С.Исаева, в которой приводятся данные о масштабах лесных пожаров 2012 года: всего огнем пройдено более 11 миллионов гектаров покрытой лесом площади, повреждено огнем было более 10 миллионов гектаров леса, погибло (превратилось в гари) около 2,9 миллиона гектаров. Данные, приводимые в этой статье, основываются на разработанной научными институтами РАН системе дистанционного мониторинга ИСДМ-Рослесхоз, оператором которой является Федеральное агентство лесного хозяйства. Примерно о таких же масштабах лесных пожаров 2012 года говорят и другие источники, основывающиеся на дистанционных методах (а иными методами достоверно оценить масштабы катастрофических пожаров, охвативших крупнейшие регионы Сибири и Дальнего Востока, просто невозможно).

Официальные данные Рослесхоза почти на порядок скромнее - якобы лесными пожарами пройдена в нынешнем году площадь всего лишь примерно в 1,8 млн. га. Такая же ситуация наблюдалась и в предыдущие годы: официальная статистика, публиковавшаяся Рослесхозом и, на основании его данных, Росстатом, отражала в разы меньшую площадь, чем та, которая выявлялась дистанционными методами. При этом точность определения площади крупных лесных пожаров, дающих основной вклад в пройденную огнем площадь, сейчас достаточно велика - суммарная погрешность определения площади пожаров за сезон в масштабах страны не превышает 10-15% (в основном за счет неточностей в определении границ покрытой лесом площади). Это означает, что исчезновение львиной доли пройденной огнем площади является следствием не каких бы то ни было ошибок или расхождения в методиках, а умышленного и целенаправленного сокрытия информации.

Такая же ситуация с дымом. Дым лесных пожаров представляет главную угрозу жизни и здоровью граждан. У нас этот вопрос изучен пока недостаточно, но в целом в мире преждевременная смертность, связанная с воздействием дыма от природных пожаров, оценивается примерно в 240-600 тысяч человек в год, в зависимости от условий года. В нашей стране угрозы, связанные с дымом от лесных пожаров, тщательно скрываются от населения - мало того, что официальных данных нет, так еще и многие руководители пытаются убедить общество, что дым от лесных пожаров чист и безвреден. В качестве примера можно вспомнить заявление заместителя руководителя Департамента лесного хозяйства Новосибирской области Э.С.Федоровича насчет того, что "древесный дым считается экологически чистым", и "задымлённость региона не должна негативно отразиться на здоровье местных жителей".

В целом официальная статистика говорит о том, что ситуация с лесными пожарами в России сейчас вполне благополучная, а меры, принятые после пожарной катастрофы 2010 года, оказались очень результативными и эффективными. На этом фоне принимаются вполне логичные (если исходить из того, что официальная статистика сколько-нибудь правдива) решения: о сокращении финансирования лесного хозяйства в следующем году, об отказе от выделения субсидий на очередные закупки новой лесопожарной техники, и т.д. И, разумеется, даже не ставится вопрос о необходимости принципиальной переделки нынешнего Лесного кодекса - а зачем бы его переделывать, если по официальным данным с лесами и так все в порядке, по крайней мере, с точки зрения пожарной безопасности?

Незаконные рубки. Массовые незаконные рубки являются одним из главных препятствий на пути развития цивилизованного лесного хозяйства: относительно дешевый "ворлес", наполняющий лесной рынок, делает качественное лесное хозяйство экономически бесперспективным (законопослушный и ответственный лесопользователь никак не может конкурировать по цене на древесину с лесным вором). Поэтому эффективная борьба с "черными" и "серыми" лесорубами является одним из необходимых условий успешного развития лесного хозяйства в нашей стране.

В нашей стране нет даже приблизительных оценок масштабов воровства леса, признаваемых на государственном уровне. В сентябре-октябре 2009 года руководство Рослесхоза оценивало объемы незаконных рубок в России в 15-30 миллионов кубометров. Тогдашний руководитель ведомства А.И.Савинов в интервью Российской газете заявил, что "нелегальная заготовка составляет от 25 до 30 миллионов кубов, данные неофициальные, но, по нашим оценкам, весьма похожие". Почти одновременно с этим его тогдашний заместитель, ныне руководитель ведомства, В.Н.Масляков, выступая на заседании Всемирного лесного конгресса в Буэнос- Айресе, подтвердил порядок величины: "объемы незаконных рубок леса в России, по разным оценкам, составляют 15-20 миллионов кубометров в год".

После этого руководители Рослесхоза уже не позволяли себе давать публичные оценки объемов незаконных рубок в России. Однако, недавно на сайте Министерства природных ресурсов была размещена пояснительная записка к проекту федерального закона "О государственном регулировании оборота круглых лесоматериалов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (и сам проект, и пояснительная записка к нему разрабатывались Рослесхозом). В записке говорится следующее: "анализ состояния и динамики нарушений лесного законодательства за последние 5 лет показывает рост объемов незаконных рубок почти в 2 раза. ... объем незаконно вырубленной древесины составляет более одного миллиона кубических метров".

Таким образом, исходя из официальных документов и выступлений официальных лиц, получается следующее: три года назад объемы незаконных рубок составляли от пятнадцати до тридцати миллионов кубометров в год, с тех пор они росли, и теперь составляют "более одного миллиона кубических метров". Формально в этом нет никакой ошибки: хоть пятнадцать, хоть тридцать миллионов кубометров незаконных рубок в год - это все "более одного миллиона". Но при планировании каких бы то ни было действий по борьбе с воровством леса критически важно знать - воруется ежегодно чуть более миллиона, или все-таки 15-30 миллионов, да еще и с двукратным ростом объемов воровства за пятилетку.

В реальности и те, и другие данные представляются заниженными - очень многими экспертами объемы незаконной заготовки древесины в России оцениваются в 20-25% от объемов законной (учтенной) заготовки, а это значит, что незаконно рубится в нашей стране 40-50 миллионов кубометров в год. Представляется совершенно очевидным, что те меры, которые были бы уместны при воровстве леса в объемах около миллиона кубометров (это примерно полпроцента от объемов законных рубок), будут бесперспективны при объемах воровства в 40-50 миллионов кубов.

Таких примеров можно привести еще множество. Официальная информация об использовании и захватах лесных земель, о повреждении лесов вредителями и болезнями, о загрязнении лесов разнообразными отходами и о многих других лесных проблемах наших дней столь же "точна", как и информация о лесных ресурсах, лесных пожарах и незаконных рубках.

Фактически государство сейчас управляет своими лесами вслепую, ориентируясь при этом на радужные представления о том, как у нас много этих лесов и в каком замечательном состоянии они находятся. Эти радужные представления появляются не на голом месте - они формируются официальной лесной статистикой и отчетностью, подпитываются многочисленными выступлениями руководителей и специалистов лесного хозяйства. Именно на основе этих радужных представлений появляются такие документы, как Лесной кодекс РФ 2006 года выпуска, или государственная программа развития лесного хозяйства до 2020 года, и им подобные. До тех пор, пока государство и общество не осознают в полной мере реального положения дел в лесах и лесном хозяйстве, не оценят реального масштаба стоящих перед страной лесных проблем - наивно надеяться на то, что у нашей страны появятся заметные стимулы к развитию реального лесного хозяйства.

Объективная информация о лесах должна дать государству объективное представление о нужде в лесе, и тем самым создать условия для появления и развития лесного хозяйства. Дать эту информацию, разрушить существующую систему тотальной лесной лжи - одна из важнейших задач, стоящих перед профессиональным сообществом работников леса. От выполнения этой задачи в значительной степени зависит само выживание этого профессионального сообщества, и профессии лесовода в нашей стране в целом.

Алексей Ярошенко, руководитель лесного отдела Гринпис России


Примечание. Эта статья является откликом на статью академика А.С.Исаева, опубликованную в Лесной газете 3 ноября 2012 года, "Нужна ли Рослесхозу объективная информация по лесам" (ссылка).

 Профиль  
 
Добваить комментарий  [ 1 Комментарии ] 
Комментарии
Нет комментариев к этой статье.
Сортировать комментарии по
Добваить комментарий  [ 1 Комментарии ] 

Кто сейчас на конференции

Зарегистрированные пользователи: Bing [Bot], Google [Bot], ves87, Yahoo [Bot]

Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
© PhpBB phpBB3-Knowledgebase Mod version 1.0.3
Русская поддержка phpBB
Rambler's Top100